Ежедневно в мире умирают тысячи людей с коронавирусом. Агентство Reuters в июне подсчитало, что от новой заразы кто-то умирает каждые 18 секунд. Однако все это сухие цифры, к которым человеку свойственно привыкать. Со временем они выпадают из поля зрения, становятся фоном обыденности.

Но за каждой из них кроется драматичная и грустная история. Некоторые из этих цифр, что стали частью большой картины мира, мы и постараемся очеловечить сегодня.

Трагичная свадьба в Индии

Столько денег в свадьбу вложено — ну как ты ее отменишь? Такие мысли, скорее всего, гуляли в голове жениха и его родителей, которые созвали на предстоящее празднество больше трех сотен гостей. Но совсем скоро радость женитьбы сменилась печалью утраты: жених умер, а у сотни гостей со свадьбы диагностировали коронавирус.

В городе Патна в северо-восточном индийском штате Бихар в середине июня прошла свадьба. Жених — айтишник из столицы — вернулся на малую родину, чтобы подготовиться к церемонии. Рассказывал друзьям, что это будет событие, которое навсегда запомнят как «коронный брак». Так и получилось. Запомнили. Индийские власти в итоге даже открыли по нему расследование, а некоторые эксперты назвали супер… суперрассадником заразы.

За несколько дней до свадьбы жениха начало подташнивать, он жаловался на головную боль. Об этом на условиях анонимности рассказала родственница, которая побоялась говорить в открытую, чтобы не подвергнуться травле. Жениха даже свозили в больницу, но на коронавирус не проверили. Родители настояли на том, что свадьбу отменять нельзя.

Она состоялась. Вероятно, была помпезной и трогательной. Но через несколько дней местные власти получили тревожный анонимный звонок: жених умер, родители кремировали тело. Местные медработники схватились за голову и бросились отслеживать его контакты. Проверили родителей на коронавирус — тест положительный. Начали отслеживать близких родственников и гостей со свадьбы — под сотню положительных тестов на COVID-19.

 

 

«Молодой человек был кремирован, поэтому он не мог быть исследован, но люди, которые контактировали с ним, были заражены вирусом, что привело нас к предположению, что жених, должно быть, сам был COVID-положительным», — заявили медики.

Отец умершего позже рассказывал, что медики ни по прибытии его сына домой, ни после смерти не проводили никаких тестов на коронавирус. Он соблюдал положенную самоизоляцию в родительском доме, а каких-то явных симптомов болезни у него не было.

«Кто заплатит за это?»

Дерек Смит работает медбратом в отделении анестезиологии в одном из госпиталей Нью-Йорка. Со смертью он знаком: все-таки один из самых густонаселенных городов мира богат историями и трагедиями. Со временем они замываются, и Дерек, как положено профессионалу в медицине, перестал принимать чужую драму близко к сердцу.

Но одна из таких трагедий случилась на глазах Дерека с приходом в город коронавирусной эпидемии. И она не оставила его равнодушным. Дерек вел тяжелого пациента с COVID-19, которого надо было перевести на аппарат искусственной вентиляции легких. «Кто за это заплатит?» — спросил он, трудно дыша.

«Это были его последние слова, которые я никогда не забуду, — рассказывал позже Дерек в интервью CNN. — Этот пациент был в состоянии тяжелого респираторного расстройства, ему было трудно говорить, и все же его главной заботой было то, кто мог заплатить за процедуру, которая продлила бы его жизнь. Но статистически у него не было хороших шансов выжить».

 

 

Зная это, Дерек с коллегами решил позвонить жене пациента, чтобы дать супружеской паре возможность попрощаться. Этот инцидент, свидетелем которого стал медбрат, оказался для него «безусловно худшей вещью» за 12 лет работы в интенсивной терапии: «Услышать, как умирающий пациент использует свои последние слова, чтобы побеспокоиться об оплате лечения… Эта страна — действительно несостоявшееся государство, и так противно наблюдать это воочию, еще более явно, чем когда-либо».

Дети

Наиболее уязвимая перед COVID-19 группа людей — это пожилые люди. Дома престарелых в Европе пострадали во время коронавирусной вспышки больше всего. Почти половина шведских смертей из-за коронавируса в первой половине года случилась именно в домах престарелых. Но были жертвы и среди детей. Например, в Италии, по данным на 9 июля, из 34 026 человек, умерших от COVID-19, только четверо были в возрасте 9 лет и младше. Статистика обнадеживает в глобальном масштабе, но не преуменьшает то горе, с которым столкнулись родители этих детей.

В США широкую огласку получила история 5-летней Скайлар Герберт, которая в разгар эпидемии в США в апреле стала самой юной жертвой коронавируса в штате Мичиган, согласно данным местного департамента здравоохранения.

«Потеря ребенка в любое время и при любых обстоятельствах является трагедией, — говорили врачи госпиталя, в котором скончалась Скайлар Герберт. — Мы убиты горем, что COVID-19 унес жизнь ребенка. Мы выражаем глубочайшее сочувствие семье Скайлар».

Коронавирус у 5-летней темнокожей девочки из Детройта диагностировали в марте. До этого она пожаловалась на головную боль, попала на прием к педиатру, откуда с диагнозом «острый фарингит» и антибиотиками уехала домой.

 

 

Но головные боли продолжились, становясь все мучительнее, и девочку отвезли в госпиталь. Там сделали тест на «корону», он оказался положительным. Вскоре вирус проник в центральную нервную систему, у малышки развился редкий вид вирусного менингита, из-за чего случился отек мозга. Скайлар подключили к аппарату ИВЛ, на котором она находилась две недели.

Но, как известно, этот аппарат от коронавируса не лечит, а только поддерживает организм в борьбе с инфекцией. К сожалению, организм девочки не справился. Родители приняли решение отключить ее от аппарата, так как никаких шансов на улучшение не было, а доктора полагали, что мозг малышки с высокой вероятностью был уже мертв.

Отец Скайлар — пожарный, мать — полицейский. Эти люди сталкиваются со стрессом в своей ежедневной работе, но какие мысли и какая горечь сопровождали их решение оставить надежду, сложно даже представить.

«Она была из тех девочек, которые просто подбегали к тебе, прыгали в твои руки и обнимали, — рассказывала мать девочки. — Неважно, что она делает, она бросит это и скажет, что любит меня, по 20 раз в день».

Наши чувства не могут умножаться. Мы способны очень эмоционально реагировать на одного человека, который находится в беде или нужде, особенно когда он прямо перед нами. Даже если мы просто почитаем о нем, увидим его имя и лицо, то окажемся способны на эмпатию.

Как бы то ни было, но цифры остаются цифрами. 481 — это на единицу больше, чем 480. Но эту дополнительную единичку мы прочувствовать не способны. И только подобные истории помогают не потерять эмоциональную связь с трагедией, которая приходит во все большее число семей по всему миру.

 


Читайте также: Никто не понимает, что происходит: взломаны аккаунты Маска, Гейтса, Байдена, Apple


 

Для добавления комментария авторизируйтесь через социальную сеть или укажите имя и email. После модерации, комментарий будет добавлен.

Присоединяйтесь к нам

Популярное

  • За неделю

  • За месяц

  • Все