К большой радости всех экстремалов, с 21 по 23 июня 2019 года пройдет уже седьмой по счету фестиваль экстремальных видов спорта и активного отдыха. Местом встречи, как обычно, станет «колыбель всех донецких экстремалов» – ландшафтный парк «Зуевский».

Если вы далеки от активностей и предпочитаете проводить выходные тихо и в горизонтальном положении, то настоятельно рекомендуем дочитать это интервью до конца. Наши давние хорошие друзья, организаторы фестиваля, Кирилл Сколдин и Николай Полшков, рассказали, почему их праздник спорта должен понравиться каждому гостю, и как на «Донбасс Экстрим Фест» можно отлично провести время всей семьей.

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»?

– Первый фестиваль состоялся в 2016 году, в этом – проводится уже 7й по счёту. За это время «Донбасс Экстрим Фест» стал настоящим брендом и каждый год в нем участвует огромное количество людей! Были ли вы уверенны изначально, что фестиваль станет настолько масштабным?

Николай (Н): Первый фестиваль у нас получился больше фестивалем для друзей.

Кирилл (К): Но, тем не менее, именно первый фестиваль дал хороший толчок для следующих. Самым успешным стал пятый фестиваль, когда у нас было больше тысячи человек. Он был пиковым, скажем так. Мы осознали, что ландшафтный парк больше такого количества уместить не может и активно искали другую территорию.

Но, как показал жизненный опыт, всё-таки, пока что мы остаемся там, в ландшафтном парке «Зуевский». У нас же всё переменно, по синусоиде. Есть взлеты, есть падения, поэтому… Мы работаем над этим.

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»?

– А какую другую территорию вы рассматривали вместо ландшафтного парка?

К: Вариантов много, но, опять же, все зависит от финансирования.

Н: Всё упирается в логистику. Есть прекрасные места, такие, как, например, балка Скелевая, который находится между Енакиево и Юнокоммунаровском. Отличная балка, там тоже скалы, текут речки, перепады высот… То есть, в принципе, практически все наши активности туда вписываются, но машиной нужно ехать 2 часа. Транспорт общественный вообще туда не ходит. Туда просто никто не приедет. Провести там фестиваль для ста человек, которые приедут на машинах…

К: А Зуевка – это, всё-таки… Это более, скажем так, старый бренд, который нам достался как «Зуевка – жемчужина Донбасса». Раньше был Славяногорск, а теперь – Зуевка, но, тем не менее, мы все равно упираемся в то, что не меняется десятилетиями. Поэтому, с одной стороны, Зуевка нам не нравится, но, с другой стороны, на данный момент это – оптимальный вариант для участников фестиваля.

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»?

– Что не устраивает в Зуевке, при всех её достоинствах?

К: Отношение людей к приезжим.

Н: Жители поселка считают, что народное достояние, ландшафтный парк, это только для жителей поселка. «Понаехали», «чего вы тут ходите», «повыгребали с магазинов все»… То есть нет, чтобы толчок сделать для развития бизнеса, ведь там действительно можно развиваться. Почему не сделать минимальный ремонт в домиках, и сдавать там комнаты или дома? Нам уже пишут люди, а ещё месяц до фестиваля. Те комнаты, которые сдают, уже все забронированы.

– А ведь действительно, спрос-то есть, почему местные жители так относятся к этому варианту заработка?

К: Почему люди так к этому всему расположены – мы до сих пор не поймем. Но это есть и, к сожалению, от этого мы никуда не денемся.

– Какая программа фестиваля в этом году?

К: Программа у нас будет очень насыщенная и яркая. В этом году мы делаем упор на детский отдых, то есть, на семейный. Республика у нас развивается, растет, молодеет, так что будем теперь работать и в сторону детей.

Н: Квадроциклы будут в этом году. «Летучие мыши Донбасса» это наш новый партнер. У ребят очень классная техника, я уже попробовал.

К: Теперь мы будем делать уклон на детскую развлекательную программу и сделаем несколько детских этапов.

Хотим ещё, кстати, добавить туристические прогулку «эко-тропки». Чтобы люди не просто видели территорию, где проходит фестиваль, то есть поляну, скалы и «Водослив», по сути. А чтобы показать им действительно ещё и отдаленные места: прогулки на Зуев-гору, показать буруны, покупаться на речке, просто прогуляться по территории. Там очень тихо, спокойно, красиво, почему бы и нет? Есть места, где пофотографироваться… Но мы считаем, что это должна быть и работа парка.

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»?

А парк тоже так считает?

К: А парк считает, что спасибо Вам ребята, делайте, что хотите.

Н: Но парк за нас, мы как-то нашли с ними общий язык и, пока что, нам взаимовыгодно сотрудничество. Поэтому у них нет к нам претензий, а у нас особо к ним нет претензий.

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»?

– Получается, что сейчас вы расширяетесь: от просто экстрим-фестиваля переходите к большему – целому тематическому комплексу?

К: Мы изначально старались, чтобы это было максимально… Вот как раньше: проходили ярмарки-выставки Экспо в Донбассе, и мы считаем, что наш фестиваль – это, по сути, выставка того всего, что есть у нас в Республике. Чтобы люди, которые отдалены, будь это офисный планктон, обычный рабочий или простые жители нашего региона, могли прийти и в эти три дня попробовать всё, что есть в Республике. Поскольку по отдельности, опять-таки, логистика, ценообразование, то есть люди не всегда могут себе это позволить. А тут за три дня, да ты и за один день можешь попробовать 5-6 активностей. Ты будешь настолько насыщен этим экстремальным и активным отдыхом…

То есть, это тот момент, который выбивает из повседневности и обыденности. После этого, ты, когда возвращаешься в свою жизнь, скажем так, в рабочий режим, уже понимаешь, чем бы хотел заняться, либо уже для себя открыл больше возможностей для какого-нибудь планируемого отдыха с семьей, с друзьями, не знаю, с детьми. И ты уже знаешь, что «я хочу полетать, или я хочу поехать поплавать, хочу поиграть в то-то, заняться тем-то, хочу своего сына отдать туда-то». Фестиваль – это как ярмарка активностей, ярмарка того, что может быть.

Но, как обычно, мы упираемся в то, что не все в этом хотят принимать участие, не видят в этом какого-то потенциала. Мы до сих пор не можем федерацию велоспорта к себе загнать. Вот уже сколько лет фестивалю, а федерация велоспорта в этом участия не принимает. У вас, мол, гонки не категорийные, напишите заявку, письмо – мы рассмотрим.

Н: Из новых участников у нас есть квадрациклы, будем стараться прорабатывать это направление для детей. Будем стараться, чтобы несколько раз в день детвора была занята квадрациклами, и чтобы детьми все время кто-то занимался. Будут аниматоры, ещё мы организуем несколько переправ.

К: У нас детьми раньше занимался только профсоюз Минсвязи, который приезжал в один день и устраивал разные активности. Мы работаем сами на предприятиях связи, поэтому и профсоюз так зацепился, сказал, «мы вам поможем».

Н: Они приезжали и устраивали квесты, дарили подарки, дети бегали по всей территории, лазили на скалы, то есть, дети бегали везде с горящими глазами.

К: Мы увидели заинтересованность родителей, увидели, как это должно быть, что нужно развивать это направление. Мы не противники сами себе и что в этом плохого? Мы будем заниматься этим направлением. Возможности есть, развивать регион надо, мы этого хотим. Опять же, всегда говорим, что мы не партия, никого «ты туда обязан ехать» нет, то есть, все это на добровольной основе, и, как показала практика, у нас в один момент было, мы насчитали на парковке, 435 автомобилей. В такие моменты мы понимаем, что есть логистика, а ты видишь 435 машин, и ты понимаешь, что вот она, вся логистика. В любой момент люди могут в любое место приехать. Но, тем не менее.

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»?

– По поводу партнёров, кто в этом году будет? Может, кто-то очень сильно желает принять участие?

К: Ну вот это были «Летучие мыши».

Н: Из партнёров ещё есть предприятия связи, которые нам помогают, и Министерство связи. Изначально это было как из-под палки, конечно, а сейчас все заинтересованы, директора уже активно принимают участие, приезжают с семьями, отдыхают.

К: И даже если заставляют сотрудников, вот как на нашем предприятии – «так, все едем туда и отдыхаем», достаточно одного раза, чтобы люди сами захотели вернуться.

– А вы занимаетесь поиском партнеров целенаправленно?

К: Поскольку, если сказать честно, то мы никто…

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»?

– Нам кажется, что сейчас уж проблематично так сказать: «Донбасс Экстрим Фест» – это уже бренд.

К: Но юридически мы так и остались никем. Бренд есть, движение есть, люди интересуются, люди спрашивают, людям это интересно, но мы, как всегда, упираемся в банальные вещи… Где-то есть недопонимание вышестоящих органов на местах, либо…

Н: Просто уйти полностью в коммерцию пока не хочется совсем, потому что пока непонятная ситуация и военное положение, которое никто пока ещё не отменял. Мы всё-таки под Министерством спорта, мы от государства, они руководят нами и все согласования, в принципе, на них. Как только мы уйдем от согласований с комендатурами, с поднятием в воздух летательных аппаратов, с кучей писем… Если мы полностью уйдем в коммерцию, то всё будет по-другому и не все смогут отдохнуть.

К: Просто, когда мы начинали, подобный фестиваль в Запорожье стоил около 3 тысяч гривен. Но там все включено: проживание, питание. Ты приехал, тебе палатку дали, снаряжение дали…

Это получается около 10 тысяч рублей, кто может потратить столько на себя? Готовы ли люди платить такие деньги за 3 дня фестиваля? Ну, это если вы один, молодой, захотели тогда ещё ладно. А если у вас уже семья, 3-4 человека, ну как-бы… Все-таки, для нашего региона это очень напряжно. Поэтому мы за массовость, мы за развитие, мы за популяризацию здорового образа жизни, за популяризацию разных спортов, разных видов активностей, признанных и непризнанных. Потому что это здорово, это классно и это познавательно и способствует развитию.

– Какие виды спорта будут на фесте в этом году?

К: В этом году как обычно – скалолазание и велогонка. Если брать конкретно спорт – то только скалолазание, поскольку федерация велоспорта с нами не сотрудничает. Поэтому у нас велогонка остается на любительском уровне.

Н: Скалолазы как-то более активны, потому что Зуевка, всё-таки, Мекка скалолазов и они активно так включились, именно федерация альпинизма и скалолазания.

К: Они активно участвуют, помогают, и тренеров дают, и они же проводят соревнования, помогают со снаряжением – львиной долей наших затрат.

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»?

– Призы какие-то будут?

Н: Обязательно, так как прошлый фестиваль у нас, собственно, практически не состоялся, получилось, как бы, что призы остались с прошлого фестиваля. Все это было куплено….

К: И не было роздано, ничего не приватизировано, ничего не отжали, всё будет роздано спортсменам – участникам соревнований в этом году.

Н: Помогают с призами Минспорта и Государственное предприятие «Комтел». Они тоже включились, вот, в первый раз… Вернее, в прошлый раз включились, но там не получилось.

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»?

– Нам кажется, что вас уже выносит волной народного требования. Люди хотят фестиваль, так ждут анонсов…

К: Да, народ требует!

Н: Причем с зимы начинают писать, мол, когда и в каких числах брать отпуск!

К: Если мы раньше думали, что у нас, в основном, Донецк и Макеевка, то, как показала практика – Шахтерск, Торез, Снежное, Енакиево, Горловка. То есть, реально люди съезжаются со всей Республики, часто организованными группами.

Н: С Украины едут, с России. Особенно близлежащие ростовчане, и так далее. Они видят, что Донбасс, в принципе, недалеко. По карте посмотрели – от линии боевых действий тоже как бы далековато.

К: Конечно, дончане и макеевчане – это большее количество людей, но, тем не менее, реально вся Республика активно в этом участвует.

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»?

– А вот Россия – в России есть какие-то подобные фестивали?

Н: «Экстрим Крым». В принципе, это фестиваль, на который мы равняемся.

К: Да, стремимся отчасти, хотя понимаем, что пока ещё мы не дотягиваем финансово.

Н: Но у них, кстати, я не могу сказать, что они нас сильно в спорте перепрыгнули. Просто они на берегу моря проводят фестиваль, там чуть другой спорт. Но у них очень хорошо развита инфраструктура развлечений: приезд звёзд. К ним там и Оnуx приезжали, и многие российские звезды…

К: Развлекательная программа, скажем так.

Н: У них идет фестиваль, виза стоит порядка, если на все три недели, около 12-15ти тысяч. Но она мало что в себя включает.

К: Только вход, по факту.

Н: Но там вот есть, например, неделя репа, и в конце недели – отчётный концерт, или вот неделя от «Радио Рекорд», которое и нам помогает. Они туда тоже привозят разных звёзд.

– А у вас в этом году какая развлекательная программа? У вас был уже и фестиваль красок Холли…

Н: Холли, водная битва это из того, что у нас в последний день, такие, яркие мероприятия… Дискотека, конечно. И живая музыка. В пятницу вечером у нас обычно костры, живая музыка, прям возле сцены мы разжигаем костёр.

К: В конце недели, когда люди приезжают с работы на фестиваль, пока приехали, пока поставили лагерь, размялись и музыка. Более такой, скажем, душевных отдых. Умиротворенный.

Н: А суббота – это день активностей. Полным ходом идут все активности, соревнования и вечером, соответственно, open-air – дискотека.

К: До 11-ти часов, комендантский час никто не отменял.

Н: После дискотеки все разбредаются по палаткам, по лагерям, никто никого не гоняет. Если вести себя адекватно, не мешать отдыхать ближним полянам, то, пожалуйста, можно хоть с пятницы по понедельник не спать.

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»?

– А вот наша известная группа «Полифония» уже бывала на «Донбасс Экстрим Фест»?

К: Да, они выступали у нас, когда на фестивале было рок-направление. Хорошо, что «было».

– Тяжело было его проводить?

Н: Тяжело, потому что у нас у людей ассоциации, что если рок, то это какое-то сразу бесконтрольное мочилово, бесконечный алкоголь…

К: И всё бесплатно! У нас все привыкли думать, что все бесплатно в Республике.

Н: Стянулся какой-то не тот контингент, который мы ожидали увидеть, на самом деле.

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»?

– А что если расширить площадку на несколько, разбить тематически… Есть у вас такое желание?

К: В принципе, это можно сделать, но мы, опять-таки, упираемся в то, что маленький организаторский состав. При большем, скажем так, финансовом вливании, я думаю, всё можно сделать. То есть, дайте нам миллион, мы вам сделаем на миллион круто. Вот всё четко сделаем! Но у нас, к сожалению, «шо маэмо, тэ маэмо», но мы и за это спонсорам благодарны: «Почта Донбасса», «Углетелеком», Феникс, Министерство связи, «Комтел». Реально, на Министерстве связи фестиваль, в принципе, и поднялся. Да, мы там работаем, повезло, что работаем, что хотим заниматься фестивалем, потому что ну кто ещё захочет это делать?

Когда ты приезжаешь за три-четыре дня до фестиваля и с восьми до восьми или десяти вечера машешь молотком, топором, кувалдой, ломом. Делаешь что-то, крутишь, тянешь, ломаешь…

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»?

– Было ли за время фестиваля такое, что вы знаете, что ребята были не в теме вообще, а стали, условно говоря, вашими адептами? Замечали ли вы, что после фестиваля человек втянулся в разного рода активности?

К: Такой конкретно подробной статистики не ведем, но мы видим, что люди приходят на скалолазание, мы видим, что люди потом приезжают в Зуевку отдыхать.

Н: Люди начинают пробовать. Они приехали посмотреть, кого-то подруга позвала, кого-то друг, а потом они сами начинают пробовать. Смотришь – добавились в друзья, в группу в соцсетях. Смотришь – она уже прыгнула с парашютом, потом полетала на пароплане, потом она сходила в первый поход с друзьями и «о, это круто!».

К: Было бы интересно, если в итоге получилось бы какое-то предприятие, несомненно, с государственной поддержкой. Его можно было бы очень интересно развивать и, я думаю, это было бы очень сильное предприятие, занимающиеся именно спортом и разными активностями. Вообще есть к чему стремиться, есть куда развиваться, есть видение – время покажет. Мы считаем, что мы занимаемся нужным делом, раз люди от нас уезжают довольными. Есть, конечно, и недовольные, никуда без этого. Но, тем не менее, всем не угодишь, ну, и радует, что люди приезжают разносторонние. Есть вот один паренек, он приезжает на фестиваль все время один. Он знакомится с людьми, он тусит, отдыхает и развивается.

К: Опять-таки, когда вы стоите большой поляной, есть разное количество людей, то есть, хочешь не хочешь, но общаешься с разными людьми.

Н: Вот сидишь, а у соседей есть гитара, сели – попели, р-раз! Общение начинается. Вот приезжают люди, компьютерщики, например, офисные планктоны, которые никуда не выходят или раньше только «клубились». Они приезжают, а тут можно полазить, покупаться в речке, попрыгать! Человек двигается, узнает что-то новое и он в это вливается. Мы видим людей из года в год, которые ждут этого фестиваля, чтобы приехать и отдохнуть. При том, что в походы они не ходят, в палатке почти никогда не спали, только вот на фестивале и всё.

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»

– То есть, для некоторых людей – это реально шанс заняться чем-то другим, изменить свой образ жизни на пару дней?

К: Здесь не в этом даже дело. Мы считаем, что если есть возможность, то нужно этой возможностью пользоваться. Некоторые говорят, вот у вас на фестивале 300 рублей взнос за три дня. Ну конечно, это же колоссальные деньги! Люди звонят некоторые и спрашивают: «а это с питанием?». Это постоянно происходит. Ну как можно с питанием, если бизнес-ланч в Донецке стоит от 160 рублей?

– Давайте попробуем такой перечень составить: какие проблемы за время существования фестиваля удалось решить? Вот, например, была эта проблема на первом фестивале, а сейчас она уже решена, а что пока всё равно не удается решить?

Н: Мы нашли общий язык с парком. То есть, они поняли, что мы не хотим воспользоваться экологическими ресурсами и уехать, оставив после себя кучу мусора, и так далее.

К: Мы же тратим потом целый день на уборку мусора.  Вот нас остается там 15-20 человек, мы берем мешки и четыре часа ходим и собираем бычки, бутылки, стаканчики, я молчу про всякие салфетки и бумажки. Если парк сначала думал, что мы хотим приехать, на халяву срубить бабла, и уехать, разрулив через верх, как у нас принято. То сейчас они прекрасно понимают, что мы приезжаем и даем им рекламу, даем толчок. О нас говорят, все знают, что «Зуевка, Зуевка» и потом у них, соответственно, они нам не отчитываются, но один раз я слышал, что их посещает более пяти тысяч туристов в год.

Н: Из них тысяча-две – это к нам на фестиваль.

К: Так что парк понял, что мы не враги и с нами интересно. Да, есть конечно трудности. Объемы мусора вырастают, но, опять-таки, мы живем в 21 веке и если на одну конфету пять бумажек идет, то мы от этого тоже никуда не денемся. 

В прошлом году мы частично решили проблему с туалетами. Парк нам в этом посодействовал, у нас была не одна кабинка, а пять. Тем, не менее – это уже что-то! Когда утром 200 человек хотят пойти в туалет, это уже не в одну очередь стоять и не по кустам бегать, что тоже потом оставляет свой след ещё на пару недель после фестиваля.

Дров не хватает, потому что люди у нас считают, щедрая русская душа, что раз костер – то вооот такой и целый день! Если у нас расчёт идет больше на костер для приготовления пищи, мы понимаем, что люди будут готовить. То, люди воспринимают, что КОСТЁР!!! Мы привозим машину-две дров, нам парк помогает, но она по щёлчку разлетается. За пятницу, к субботе уже не остается ничего.

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»?

– Так, значит, нужно пять машин и продавать связку дров по 100 рублей))

К: А не получается, мы проводили такой эксперимент, люди не хотят покупать.

Н: Из восьмидесяти связок или из ста, у нас купили что-то около тринадцати штук. И то, это люди, которые приехали со своими мангальчиками, которые приезжали на один день.

– В общем, одна решенная проблема – это взаимоотношения с парком?

К: Да, мы друг-друга понимаем, слышим, у нас есть в планах отремонтировать мостик, с которого идет троллей – точка старта. Там уже полы ушатанные, мы сейчас пытаемся его восстановить перед фестивалем, или, если не получится – после. В этом году у нас это в планах, поэтому, тоже вкладываем в это свои силы, своё время…

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»?

– А как у вас ситуация с водоёмами, была ведь проблема?

К: С водоёмами у нас так и не получилось ничего. На Ольховское водохранилище нас как не пускали, так и пускают. А Хаджонковское – это логистика, далековато. Там всё классно, но… Хотя, с другой стороны, те, кто приезжают отдыхать, можно ходить на Хаджонсковское водохранилище, там куча туристических баз. Но вода – это нерешенная проблема. Если добавляется вода, то это сразу ещё плюс 10-15 активностей моментально! Да, конечно, тогда будет нужна помощь МЧС, мы не откажемся от сотрудничества, всё-таки, купание, мы понимаем, что это должно быть безопасно и мы – за безопасность. Да, это будет тоже какой-то момент, но сразу добавятся все водные активности, которые только есть в Республике.

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»

– А вот то, что вы говорили, об уборке мусора – это не является проблемой?

Н: Я так понял, что вопрос культуры – это у нас такая проблема была не в посетителях, а в отсутствии охраны. Мы начали сотрудничать с охраной, у нас появились ребята в форме, которые делают всем замечания и смотрят, чтобы там «левых» никого не было, чтоб вели себя порядочно…

К: Чтобы не было драк. Просто мы вот иногда сталкиваемся с проблемой местных жителей. То есть, в основном, на фестивале, я не вспомню, чтобы кто-то друг с другом дрался. Такого не было. То есть, представьте, что живет 500 человек, и никто друг с другом не дерется. Хотя мы прекрасно понимаем, что люди отдыхают по-разному и что все равно есть алкоголь, но нет этого: нет быдла, нет драк и это очень хорошо.

– То есть, местные жители иногда… Эти драки провоцируют?

К: Они считают, что раз мы у них, то им должно быть все бесплатно. «Я хочу всё и бесплатно». Банально говоришь, мол, оставь машину на верху, где все машины стоят и проходи купайся. Мы же не можем запретить, перекрыть проход к водоему. Мы просто просим, что если вы приехали на машине, поставьте машину наверху и проходите, купайтесь – это же открытая территория. Конечно, много кто хочет халявы.

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»

– Скажите, пожалуйста, напутствие для тех, кто едет на фестиваль в первый раз.

Н: Не бойтесь, приезжайте и пробуйте! Попробовать – это, наверное, проще всего.

К: У нас задача, чтобы люди попробовали. Люди многие боятся – не бойтесь, приезжайте! У нас от маленьких детей до взрослых людей, с 7-ми лет доступны все активности.

Н: Мы стараемся для вас!

К: Приезжайте, пробуйте – и вы не пожалеете! Вам в любом случае понравится! Хотите вы этого, или нет, вам должно понравиться. Мы делаем для этого все возможное.

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»

Почему в июне нужно ехать на «Донбасс Экстрим Фест»

Ольга Чайка

 

Читайте также: В ландшафтном парке "Зуевский" состоялись соревнования по скалолазанию

Подписывайтесь на Деловой Донбасс в социальных сетях: Вконтакте, Однокласники, Фейсбук, Яндекс Дзен, Вайбер, Телеграм

Для добавления комментария авторизируйтесь через социальную сеть или укажите имя и email. После модерации, комментарий будет добавлен.

Присоединяйтесь к нам

Популярное

  • За неделю

  • За месяц

  • Все