Деловой Донбасс продолжает серию публикаций, посвященных кадровой политике. Мы побеседовали с Александром Яковлевичем Аноприенко – ректором Донецкого национального технического университета, старейшего вуза Республики, открывшего свои двери для юных умов Донбасса в 1921 году.

Александр Яковлевич рассказал нам о подготовке кадров в ДонНТУ, а также ответил на несколько популярных вопросов, блуждающих по просторам интернета: изжило ли себя классическое образование, и кто будет работать на предприятиях Донбасса через 10 лет. 

Александр Яковлевич Аноприенко

- «Деловой Донбасс» запустил серию публикаций под общим названием «Трудовые будни в ДНР». Мы слышим разные версии, касающиеся сложившейся ситуации на рынке труда и нынешнего состояния экономики…

- Следует отметить, что мы тщательно изучаем ситуацию, которая складывается в России, потому что наша интеграция пошла более быстрыми шагами. Небольшой экскурс в историю подготовки инженерных кадров в СССР просто необходим.

В 1921 году родился наш университет. Всё началось с инициативы, которую в своё время проявил Артём Сергеев – знаменитый президент Донецко-Криворожской Республики: им было решительно заявлено, что здесь, в Донбассе, необходимо своё высшее техническое учебное заведение. Вначале был основан горный техникум с рабфаком в 1921 году. За каких-то пять лет он стремительно вырос до горного института. С этого, собственно, и началось высшее образование на Донбассе. А уже в 1941 году за выдающиеся достижения в подготовке инженерных кадров наш вуз был награжден Орденом Трудового Красного Знамени. Это довольно редкая награда, её просто так не давали, тем более – учебным заведениям. Мы гордимся и сейчас этой наградой, потому что за 20 лет создать с нуля признанное во всем Советском Союзе высшее учебное заведение – это многого стоило.

ДПИ готовил специалистов для всего СССР по многим специальностям, и если горняки работали, преимущественно, на Донбассе, то, например, выпускников компьютерных специальностей распределяли по всему Советскому Союзу: начиная с Байконура и заканчивая Москвой и Ленинградом.

Сейчас ситуация во многом начинает напоминать ту, советскую времен героической индустриализации и послевоенной научно-технической революции, потому что в России опять объявлен курс на технологический прорыв и стало понятно, что совершить его без инженеров – невозможно. Поэтому на них резко вырос спрос. Наши выпускники сейчас работают от Чукотки до Калининграда. Великолепные рабочие места им предлагают по России, причём, на все специальности: это и горняки, и металлурги, и машиностроители, и буровики, и так далее.

Эти четыре тяжелых военных года наша донецкая промышленность была практически в стадии стагнации, но уже в самом ближайшем будущем, я надеюсь, она сменится восстановлением и развитием. Изучая эту ситуацию, мы видим, что на сегодняшний день у нас в Республике акценты ещё по инерции расставлены по-старому. Мы сейчас имеем распределение контингента получающих высшее образование практически на уровне 90-х годов, которое не отображает реальных потребностей общества: перепроизводство многих гуманитарных специальностей и сильное недопроизводство инженерных профессий. В России ситуация уже стремительно исправляется, а мы всё-еще на сегодня застряли в прошлом. Хуже всего ситуация у нас была в 2017 году, когда на один профиль «Экономика» госзаказ был больше, чем практически на все инженерные специальности вместе взятые.

- Расскажите о приемной кампании в этом году. Есть ли какие-то особенности? (интервью записывалось в период приемной кампании- прим.ред.)

- Сейчас у нас должны поступать в магистратуру выпускники 2015 года, когда мы набрали на первый курс бакалавриата столько же студентов, сколько набирали в довоенное время. И главное отличие этой вступительной кампании в том, что у нас по всем формам обучения имеется дефицит бюджетных мест. И это при количестве бюджетных мест на уровне прошлого года.

К нашему удивлению, популярность инженерных специальностей начала расти настолько, что в этом году мы имеем конкурс среди тех, кто сразу подает оригиналы документов, т. е. уже решительно определился с выбором профессии и места обучения. Как вы знаете, сейчас можно подавать копии документов в два учебных заведения, причём можно подать куда-то оригинал, а куда-то копию, или подать только копии. Обычно в последние годы у нас бόльшая часть первично подаваемых документов были копиями – абитуриенты оставляли себе возможность для маневра. А в этом году у нас очень серьезный конкурс оригиналов на бюджетные места. Это означает, что многие абитуриенты осознанно хотят учиться только у нас.

Традиционно прогнозируется рост спроса на IT-специалистов. Учитывая, что техническая интеллектуализация набирает обороты, инженеры, чем бы они не занимались – разработкой машиностроительного оборудования, автомобилей, шахтных систем – они все должны быть, в той или иной степени, компьютерными специалистами. Это с одной стороны, а с другой – компьютерные специалисты на сегодня должны быть не просто программистами, которые на персональных компьютерах пишут программы, как было до недавнего времени. Сейчас это должны быть специалисты с хорошей фундаментальной инженерной подготовкой, которые при необходимости могут разобраться как работает любая инженерная система. Не случайно в России по востребованности сейчас на первом месте – специалисты в сфере компьютерной инженерии. Мы к этому также готовы, потому что у нас с 1961 года, причем, с примечательной даты, 12 апреля, ведется компьютерная подготовка – и все это время она ведется на признанно высоком уровне. Надо сказать, что сейчас практически во всех ведущих компьютерных фирмах мира есть наши выпускники и мы рады, что, в большинстве случаев, они практически на равных работают с выпускниками любой другой известной высшей школы. Условно говоря, рядом с выпускниками Оксфорда или Кембриджа, они чувствуют себя на равных. Это радует и говорит о том, что мы – на верном пути.

Учитывая, что новое время приводит к новым требованиям, мы будем расширять компьютерную подготовку специалистов традиционных специальностей, а также планируем с этого года начать эксперимент: студентам, которые получают базовое инженерное образование, планируем давать возможность заочно получать второе компьютерное образование, чтобы у них было два диплома по окончанию ДонНТУ. Второе образование всегда платное, но на заочной форме обучения у нас вполне посильная оплата – студент дневного отделения будет тратить лишь половину стипендии на помесячную оплату заочки, и, по итогу, при окончании получит диплом по основной инженерной специальности и диплом о компьютерном образовании. Диплом бакалавра по компьютерной специальности на сегодняшний день гарантирует 100%-ное трудоустройство, потому что, благодаря интернету, у нас, например, многие айтишники днем работают на одной работе, вечером на другой, а в выходные – на третьей. И все три такие работы иногда бывают весьма высокооплачиваемыми, потому что труд этот сложный и востребованный.

- Исходя из вышесказанного, как Вы считаете, совпадают ли кадровая необходимость Республики с профессиональными предпочтениями поступающих?

- У нас в Донбассе очень активная и талантливая молодежь, но они, к сожалению, отличаются от тех людей, которые уже давно работают и имеют большой опыт в жизни. Всё-таки, их реальная информационная обеспеченность довольно низкая. Они не могут представить всей картины на рынке труда и с трудом могут заглянуть в будущее, предсказать перспективу на 5,10, 15 лет.

Вторая проблема нашего молодого поколения заключается в том, в 90-е годы и далее, наши школы заметно снизили уровень преподавания точных наук.

И самая главная проблема на сегодня, особенно для нас, для нашего трудолюбивого народа: молодежь в школах не очень хорошо учат продуктивно и эффективно работать. Нам многие студенты, когда только начинают учиться, часто говорят, что им сложно преодолеть свою лень. Они настолько привыкли лениться, хоть и понимают важность и необходимость обучения, заставить себя делать что-либо не могут совсем. Это, по-видимому, большая проблема современной школы – она не учит как следует трудиться. Это не значит, что нужно быть рабом работы. Человек, который умеет хорошо работать и отдыхать умеет хорошо.

И есть ещё один болезненный момент. Многие молодые люди выбирают будущую профессию не с учётом перспектив, а идут по пути наименьшего сопротивления. Выбирают не более эффективное образование, а то, куда легче поступить и где проще учиться, а лучше и не учиться вовсе, но чтоб корочка была. Вот это самое плохое и болезненное явление, с которым мы пока ещё сталкиваемся.

А прогноз показывает, что многие специальности, на которых сейчас легко учиться, так же легко поддаются автоматизации. Роботы не заменили людей, и не заменят, но многие профессии со временем будут полностью вытеснены. Приведу пример. Вот у нас сейчас есть ажиотаж на иностранные языки и на специальность переводчика. Но вы знаете, что любое мобильное устройство на сегодня с функциями перевода справляется лучше, чем многие дипломированные переводчики? Техническая доводка потребует ещё некоторого количества лет, после чего системы синхронного перевода, самого сложного перевода, будут работать не хуже любого профессионального переводчика. Я не знаю, что будут делать люди, которые сейчас получают эту профессию, она постепенно уйдет за ненадобностью. Они сегодня должны очень серьёзно подумать о том, какую следует получить профессию, чтобы она была значимой и актуальной через 5, 10, 15 лет.

Через 5-10 лет начнет также, с большой степенью вероятности, снижаться необходимость в юристах и экономистах. Конечно, хорошие специалисты будут востребованы всегда. Но сегодня такие технологии как блокчейн, на основе которой была реализована валюта нового поколения биткоин, создают возможности заменить людей роботами не только в производстве, но и везде там, где они работают медленно, с ошибками и неэффективно.

- Где сейчас студенты ДонНТУ проходят практику?

- Во-первых, вы должны представлять, что ДонНТУ, в отличие от многих гуманитарных вузов, имеет прекрасную лабораторную базу, как и, собственно, все наши старые технические вузы. Понятно, что во времена Украины и во время боевых действий не было возможности обновлять эту базу, но все наши корпуса насыщены базовым оборудованием, на котором студенты могут практиковаться. У нас нет особых проблем с организацией практики. В условиях, когда упала популярность инженерных профессий, появился дефицит и вырос спрос на специалистов, многие предприятия были бы рады получить дополнительную рабочую силу в виде студентов.

Я уже не говорю об области IT-технологий. Там очень нужны сотрудники, поэтому многие наши студенты со старших курсов уже принимают участие в серьезных проектах. К слову, именно студенты старших курсов нам очень помогли в этой приемной кампании. Они, работая в IT-компаниях, увидели, какой страшный у нас разрыв между популярностью тех или иных специальностей у абитуриентов и реальной потребностью в кадрах. И они содействовали тому, чтобы, в том числе и в интернете, у нас была проведена интенсивная, как никогда, рекламная кампания.

Артур Аркадьевич: Добавлю по традиционным специальностям. Буквально на прошлой неделе в Министерстве угля и энергетики, конкретно в угольном департаменте, принимали на работу наших студентов. Более того, они акцентируют внимание, и думают о том, как донести до родителей абитуриентов, что по многим горным специальностям у нас в Республике очень большой кадровый голод. И в департаменте были очень удивлены, что госзаказ на геологов – всего 5 человек, когда, по их словам, у нас на шахтах практически нет геологов. Само собой, не хватает и горняков.

Иногда СМИ играют не ту роль, которую хотелось бы. Скажем, я сам заметил, что по телевидению в новостях говорят, допустим, что закрыли одну шахту. Её, может, уже лет двадцать как надо было закрыть. Об этом гремят все. А то, что 16 июля открыли уже седьмую лаву за год – об этом как-то народ не знает. Открытие одной лавы – это уже такое событие! А здесь целых семь. Это же, соответственно, новые рабочие места, новое оборудование, а об этом в СМИ практически не говорят.

- Ваши выпускники получают российские дипломы?

- Александр Яковлевич: Мы прошли нашу республиканскую аккредитацию, которая мало чем по своей форме отличается от российской, по всем нашим специальностям на 10 лет. Фактически с 1 сентября начинаем российскую аккредитацию, чтобы подтвердить ещё раз соответствие уровня нашего образования российским стандартам. В том, что он соответствует, мы не просто не сомневаемся, а опыт наших выпускников каждодневно это доказывает. Он не просто соответствует, мы по многим позициям на одном уровне с лучшими вузами РФ. Это становится заметным, когда наши выпускники бакалавриата, даже не отличники, иногда и троечники по нашим масштабам, поступают на магистратуру в ведущие российские вузы. Они там, к нашему удивлению, зачастую превращаются в круглых отличников. Это говорит о том, что уровень подготовки у нас очень высокий, не просто сравнимый с российскими вузами, а с лучшими из них.

- Какое будущее ждет Донецкий национальный технический университет и другие ведущие вузы ДНР, учитывая увеличение интереса молодёжи к самообразованию и фрилансу?

- Мы постоянно сталкиваемся с тем, что среди молодёжи не осознается в должной мере ценность правильного высшего образования. «Я не буду тратить время в вузе на всякую математику и философию, а стану, например, крутым программером по книжкам…» - так иногда утверждают те люди, которые сами не удосужились получить высшее образование и поэтому не имеют представления что такое обучение в вузе. Эти 4-6 лет обучения в университете – это прежде всего, ценнейшая школа жизни. Кто эту тренировку не прошел, тот к жизни не готов, мы это неоднократно замечали. Студенты, которые даже иногда не могли в полной мере усвоить все знания, которые мы им давали, но проходили эту школу до успешного конца, получали диплом и потом в жизни чувствовали себя намного увереннее, чем те, кто эту школу не прошел.

Вторая составляющая – это системность образования. Мы, люди, получившие высшее образование, никогда не переоцениваем человеческую силу воли. Заставить себя системно что-либо изучать – это не такая уж и простая задача. Если ты сам пытаешься заниматься этим исключительно самостоятельно, то будет, скорее всего, как у Пушкина: «Мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь». Сам то Пушкин в лицее прошёл очень системную школу жизни.

Мы много раз сталкивались с тем, что наши студенты, когда начинают на фрилансе зарабатывать очень много, думают, что диплом подождет. И иногда даже забывают прийти и получить законный диплом из университета. Но, пока они работают фрилансерами и не начинают серьёзную карьеру – всё хорошо. Как только речь заходит о какой-либо должности, например, назначении его руководителем проекта, то тут же его спрашивают: «А где диплом? Без диплома фрилансеров на такую ответственную работу взять не можем. Потому что нужно системное образование. Ты должен отвечать за людей, за процесс, поэтому, будь добр, принеси диплом». Вот на этом этапе они все вспоминают, что диплом нужен. Кто-то идет доучиваться, кто-то срочно просит помочь забрать его диплом, и так далее. Системное образование – оно необходимо и без него можно работать только до определенного этапа. Сколько раз мы наблюдали с теми же программистами – доучиваются люди до второго курса, считают себя классными программистами и бросают университет. А когда дело доходит до серьезных проектов и должностей, тут же все вспоминают об образовании.

Артур Аркадьевич: Очень часто приводят в пример известных бизнесменов, не имеющих высшего образования. Но люди забывают, что многие из них, уже после того, как стали богатыми и успешными, всё равно проходили обучение для получения официального диплома.

Александр Яковлевич: Да, когда дело доходит до официального признания – диплом абсолютно необходим. Почему? Потому что здесь, в университете, каждый преподаватель своего рода эксперт, который говорит, насколько ты готов к профессиональной деятельности и к жизни в целом. А фрилансер… Работодатель может быть экспертом в какой-то сфере, но он не прошел этой полной экспертизы. Только в вузе преподаватели, благодаря системе, помогают студентам подготовиться ко взрослой жизни, объясняют значение вещей, которые они в силу своего юного возраста просто не понимают и только потом узнают, что это всё надо было. С опытом это становится ясно. Знаете, как Марк Твен говорил о молодёжи? Он писал, что в свои 15 лет считал отца непроходимым идиотом и где-то только в 25 начал понимать, что кое в чем отец, всё-таки, был прав. А в 40 лет он наконец понял, каким мудрым человеком был в действительности его отец. Так, по сути, в большинстве случаев, и происходит с молодежью. В 15, когда они выбирают профессию – это один взгляд на жизнь, зачастую далекий от реалий. В 25, когда они выпускаются из вуза – это уже более реалистичный взгляд. И только пройдя школу жизни они понимают многие вещи по-настоящему.

Артур Аркадьевич: Да, кто-то, конечно, некоторые так и не получают диплом. Но все молчат, что такие люди усердно занимаются самообразованием. Они получают знания на университетском уровне при системном самообучении, но на это способны лишь единицы. А вообще есть очень хорошее высказывание, я когда-то зачитывал его студентам: «Знание принципов зачастую помогает преодолеть недостаток информации. Знаешь принцип, значит, сможешь разобраться». Если фрилансер натаскался по каким-то узким местам, да, в них он специалист, но отошел в сторону – и на этом фрилансер закончился.

Александр Яковлевич: Фриланс хорош, когда это дополнение к базовому системному образованию. Я, например, с удивлением обнаружил, что наши магистры-айтишники… Знаете, обычно, если студент где-то официально работает, на пары он уже практически не ходит и по посещаемости можно понять, работает студент или нет. А вот в прошлом году впервые обнаружили такое интересное явление: когда у тех студентов, которые не пропустили ни одного занятия, хороших студентов, их у нас, к счастью, на ведущих специальностях, большинство, поинтересовались, кто из них работает – увидели лес рук – 80 % уже работают. Успевают учиться и уже работать, многие как раз подрабатывают на фрилансе в свободное от занятий время. Мы стремимся воспитывать студентов так, чтобы они и учиться умели, и работать, и отдыхать.

- Сейчас в интернете многие разводят панику, мол, ещё лет 10 – и у нас не останется высококвалифицированных специалистов: опытные выйдут на пенсию, а молодежь – уедет в Россию… Как Вы относитесь к такого рода «прогнозам»?

- Эта вступительная кампания полна приятных сюрпризов. Конечно, какая-то часть выпускников уедет поступать в вузы России, и мы не можем их осуждать. Как быть, когда тебе предлагают зарплату в 10, в 20 раз больше, чем здесь, а для молодежи это необходимость: завести семью, приобрести жилье и всё остальное. У нас есть выпускники, которые уехали работать в Россию и изначально получали 60 тысяч рублей, потом 80 тысяч… А сейчас они скрывают свою зарплату. Обычно, когда человек получает больше 100 тысяч, он об этом уже не говорит. И мы можем только приветствовать, что у молодёжи есть такая возможность.

Но! Большинство молодежи остается здесь. Это патриоты родного края, которые хотят работать здесь, восстанавливать, развивать. Чтобы было, как в 1921 году, когда создавался наш вуз. Тогда был такой плакат «Донбасс – сердце России». И эти молодые люди хотят, чтобы наш край продолжал быть сердцем. У нас достаточно патриотичной молодежи. Конечно, у нас сейчас здесь очень низкие зарплаты, хотя их уже начали повышать, это хороший признак. Не смотря на то, что у нас здесь военная обстановка, невзирая на то, что у нас много других сложностей, они, тем не менее, готовы оставаться здесь и работать.

Мы, естественно, сами являемся патриотами родного края. Все, кто хотели уехать, они уехали, а все, кто по-настоящему любит свою землю – они остались. И мы остались ради того, чтобы наш край восстановился и процветал. И Слава Богу, что у нас много такой молодежи, которая придерживается того же мнения.

Поэтому у пессимистов всегда выгодная, как им кажется, позиция. Если случится так, как они скажут, то они будут кричать: «мы же говорили, мы же предупреждали!». А если так не случится, то всем будет хорошо и им тоже, и все забудут про их мрачные прогнозы. Но пусть пессимистичный прогноз и выгоден, нужно быть реалистами. А реалистичный прогноз такой, что в Донбассе у нас главный ресурс – это наши люди и если мы будем этот ресурс воспроизводить должным образом, давать надлежащее образование, воспитывать в духе патриотизма к малой Родине, и к большой Родине, огромной России, то, я думаю, что мы преодолеем все проблемы.

- В конце августа Донецку исполнилось 150 лет. Мы просим поздравить Вас дончан с этим замечательным событием!

- Хочу начать с того, что наши студенты и преподаватели сделали многое для развития Донбасса. Начиная от водоснабжения в Донецке и первого трамвая, которые были в 1920-е спроектированы нашими преподавателями, и заканчивая первой канализацией и парком Щербакова. Если пройтись в современном Донецке по улице Артёма, то этих следов деятельности наших студентов и преподавателей вы найдете немало. Причем, в некоторых случаях вы даже не будете подозревать об этом. Мы со своей стороны сделали многое для города и сделаем в дальнейшем ещё больше. Мы гордимся, как и все дончане, нашим городом и рады, что наш вуз располагается в таком замечательном городе, как Донецк – лучшем городе земли (если в этом и есть преувеличение, то небольшое?). Поздравляю дончан с этим фактом и всех жителей Республики с тем, что у них такая прекрасная столица!

Для добавления комментария авторизируйтесь через социальную сеть или укажите имя и email. После модерации, комментарий будет добавлен.

Присоединяйтесь к нам

Популярное

  • За неделю

  • За месяц

  • Все