Дончанка Ирина Пучкова на страницах своего блога поделилась соображениями по поводу паники и страха из-за распространения коронавируса.

«Я не то, чтоб злорадствую, нет конечно. Но вот то, что сейчас испытывают люди в странах, охваченных коронавирусом — это немного отражает (и то не в полной мере!) то, что люди Донбасса испытывали в 2014–2016, оно и потом не сладко, но в первое время вообще был кошмар.

И пока всё это будет только нарастать.  

То есть — полное непонимание происходящего. Неверие, что это вообще с нами.

Страх. Постоянный страх от того, что ты не знаешь выживут ли твои родные, ты сам, будет ли завтра все нормально. Хватит ли денег, еды, лекарств, а вдруг не дай Бог аппендицит или язва открылась — тебя хоть примут в больницу, полную раненых, там такие пустяки у гражданских возьмутся лечить?

А если здоров, то сможешь ли ты поехать или пойти куда-то. Только у нас ты мог не дойти в прямом смысле — вжух — и лежишь, хорошо если мертвый, хуже, если истекающий кровью с чем-нибудь полу-оторванным. А в больницу тебя не довезут. Потому как не подъедут — обстрел. Или до больницы далеко. И в больницах почти нет врачей и мест. И лекарств. И света и воды зачастую.

Опасности не видно. Но она есть. У нас она могла прилететь из ниоткуда в мгновение и разворотить все вокруг, искалечить и сломать все в один миг.

Здесь опасности тоже не видно, но она тоже может подкрасться незаметно. И ты придешь такой веселый с пачкой туалетной бумаги и пакетом молока из магазина, а уже — носитель. И сам то переживешь, скорее всего, а бабушка твоя или мама — может и нет…

Мне немного смешно и грустно, когда читаю высказывания «скоро будем вспоминать, как мы жили до…." Да, ребята, мы уже научились, потом разучились вспоминать (ибо невыносимо горько), потом научились еще раз (так как воспоминания все же греют, и мы на фотках такие молодые — шесть лет как-никак прошло).

У наших людей дежавю. Мы это уже проходили.

Господи, отведи от Донбасса хоть эту беду. Не надо туда коронавируса. Там и так своего шестилетнего кошмара хватает».

Хотелось бы сделать только одно примечание: никогда в том же Донецке гражданским не отказывали в медицинской помощи под предлогом помощи военным. С самого начала были выделены отдельные медучреждения, которые специализировались на приёме ополченцев с ранениями или травмами — например, лечсанупр больницы им. Калинина в Донецке. Так было в 2014 году, после поменялось на более приспособленную клинику.

 

Похожее мнение выразила и Евдокия Шереметьева, москвичка, которая с началом войны не смогла остаться в стороне от страданий обычных людей на войне, которая была так далеко от Москвы и в то же время так близко. Евдокия организовала несколько самостоятельных гуманитарных конвоев в Первомайск и другие города ЛНР. Она видела, что такое обстрелы и как живут люди, которым некуда бежать.

Позже она написала книгу «Здесь люди» обо всём, что увидела на Донбассе 2014–2015 годов.

«Шизофрения разрастается. На сегодняшний момент вижу главный эффект от коронавируса, и это вовсе не реальная болезнь — а массовое поражение мозга окружающих. Извините, если задела чувства верующих. Сама себя поймала на том, что начала о пандемии постоянно думать. Купила вот гречу и рис. И судя по истерии, купила-то не зря.
 
Я долго не писала про вирус. Зачем участвовать в панике? Так нет же — суть как раз в том, что у людей запрос только один — корона, мать его, вирус! Никто ж ничего другого читать не хочет и не будет! И журналисты может и не хотят, но придется. 
 
И ведь когда выходят передачи с вирусологами, эпидемиологами, врачами, (посмотрите, например, интервью с Дмитрием Львовом, директором института вирусологии), — их никто не слушает. Все слушают неведомых специалистов (которых в интернете вообще нельзя найти, но кто проверяет? Я вот проверяла, и почти все эти люди — такие вот мои соседи с подругами из Бергамо — фикция, симулякр, вымысел). Тысяча графиков, статистик и сотни репостов, обсуждений.
 
Я не отрицаю вируса. Не буду и говорить, что он безобиден. Наверняка не безобиден. Но ведь ситуация и в том, что от того, что вы с утра до ночи об этом думаете, ничего не поменяется.
 
Все мы умрем. Увы, как бы это печально и парадоксально не звучало. Вопрос только в одном — КАК. Всем, конечно, хочется попозже, и чтобы легко. И мне тоже.
 
Но еще знаете, друзья, вот серьезно. Это вирус, от которого смертность не выше 5 процентов. И это не самое страшное на земле. Но как откроешь СМИ, Фейсбук и все остальное — страшнее ничего нет. 

И здесь будет монолог о войне. Открою тайну — страшно, это другое.

Страшно — быть диабетиком и сидеть без инсулина, боясь, что в любой момент в твою квартиру может прилететь „Град”. Страшно, ночевать в бомбоубежище с паспортом в руке, молясь о том, что бы проскочило. Страшно, когда ты едешь на машине в ночи и видишь залпы „выходов” орудий, и не знаешь куда летит. Может и к тебе. Страшно, когда на глазах у ребенка разрывает голову у его матери. 

Это действительно страшно. Не обманывайте себя.

Купите винца, расслабьтесь, поменьше читайте новости и мойте чаще руки. Не сползайте в бездны личного ада. Это не лечит».
Источник 

 

Фейсбук - полезный контент для предпринимателей!

Вконтакте - участвуйте в интересных опросах и следите за новостями!

Телеграм - будьте в курсе событий!

Присоединяйтесь к нам

Популярное

  • За неделю

  • За месяц

  • Все