Донбасс живет не только войной, в Донецкой Народной Республике приоритетное внимание уделяется развитию экономики. Об этом на полях Петербургского международного экономического форума – 2019 в интервью ведущему «Эха Москвы» заявил Глава ДНР Денис Пушилин.

– Алексей Нарышкин у микрофона. И рядом со мной Денис Пушилин, Глава ДНР. Приветствую вас. Объясните мне, пожалуйста, вы в каком качестве сюда приехали?

– В качестве гостя.

– А почему вы сидели, как пишут – я просто не был – в числе губернаторов, рядом с губернаторами? Слева от вас – может быть, вы не знали – сидел глава Калужской области, сзади, по-моему, Ивановской. Понимаете, что это комплимент.

– Я не распределял места сам. Как пригласили. Потому что мы приехали достаточно большой делегацией в целом. И задач достаточно много. Почему – потому что для Республик нужно развитие экономическое. У нас не только война. Нас 4 миллиона человек в Донецке и Луганске. И людям нужно, естественно, видеть перспективу. Со стороны Украины у нас блокада. Мы ищем возможности, мы ищем какие-то пути, чтобы развивать свою торговую деятельность, внешнеэкономическую деятельность. И, конечно, несмотря на все трудности, у нас это все растет, но не теми темпами, которыми хотелось бы и которые устроили, которые дали были бы возможность повысить заработную плату, пенсии и прочее.

– Я ослышался или вы сказали «внешнюю экономическую деятельность»?

– Конечно.

– Как это возможно в том состоянии, в котором находится…

– Ну, смотрите, на самом деле есть даже у нас некая возможность, которую мы задействуем. Мы признаны Южной Осетией. Южная Осетия признана Россией.

– А Россия признана Соединенными Штатами.

– Ну… Это вы уже сказали. Этого я уже не говорил. Но, по сути, на самом деле у нас есть возможность и наша продукция, действительно, реализовывается и в Европу, и на Ближний Восток…

– Простите, а что вы реализуете?

– Уголь, металл. У нас химическая отрасль развита, машиностроение. Если брать только регионы Российской Федерации, то это и холодильное оборудование, это кондитерские изделия, это кабельно-проводниковая продукция. Ну, и прочее, зерновые, в частности. Не так плохо, как казалось бы или кому-то, может быть, хотелось бы.

– Вам еще осталось сказать, что бюджет самопровозглашенной Донецкой Республики в этом году будет верстаться с профицитом.

– Увы, такого не скажу, потому что привык говорить правду. Поэтому у нас есть большие сложности, и все работаем над этим.

– Объясните мне еще один момент. Зеленский, который несколько недель уже официальный президент. Вы ему хотите что-нибудь передать? Может быть, он заходит на сайт «Эха Москвы», слушает «Эхо Москвы», в интернете.

– Передать, наверное, нет…

– Так прямым текстом: «Владимир…»

– Пожелать, наверное, не быть похожим на Порошенко…

– Внешне они разные.

– Внешне да, но, судя по риторике, которую слышим особенно последнее время очень много похожего. Очень много примеров двойной морали. Скажем так, в рамках предвыборной кампании мы слышали несколько иные примеры, мы слышали несколько иные призывы или стремление к миру. Пока конкретных шагов нет. Все остается словами, причем слова даже меняются. Все, что мы сейчас видим. Увы, так.

– Какие условия для вашей встречи?

– Вы знаете, сейчас есть единственная площадка, которая признана Советом безопасности ООН – это минская площадка. Вот хотелось бы, чтобы она заработала, полноценно заработала. Чтобы то, что там обсуждается, реализовывалось. Потому что мы видели и продолжаем видеть другие примеры.

– Хорошо. Встречаетесь с Зеленским. О чем вы говорите? Вот он вам сегодня напишет, не знаю, в социальные сети: «Денис, давай в Минске… А Лукашенко будет за нами присматривать». О чем вы будете с ним говорить? Что будет хорошим окончанием этих переговоров?

– Я все же предпочел бы не фантазировать и все-таки руководствоваться тем, что нужен мир. Для установления мира достаточно минской площадки и тех переговорщиков, которые сейчас там представляют, с одной стороны, Украину – сторону конфликта, вторую сторону конфликта – это Донецк и Луганск.

– Давайте, может быть, напомним слушателям нашим: мир в Донбассе – мы сейчас не берем, скажем так, территориальное определение – наступает, когда происходит то-то, то-то.

– Мир в Донбассе, в принципе, все условия, предпосылки прописаны в Комплексе мер.

– Я не читал. Напомните мне и слушателям. Вы тоже не читали?

– Нет, я как раз хочу сейчас напомнить…

– Давайте.

– Я сказал, что я буду цитировать. Первый пункт – это прекращение огня. Все просто на самом деле.

– Сейчас стреляют?

– Да. И с приходом нового президента, уже Зеленского, количество обстрелов увеличилось. Это печально на самом деле…

– Это его плохо характеризует или это инерционный процесс?

– Вы знаете, можно даже немножко его попытаться оправдать, но это оправдание очень слабое как для руководителя страны. Многие из подразделений, радикально настроенных, в частности, боевиков, большую часть, наверное, Зеленский не контролирует. Поэтому у него нет приказа на прекращение огня. Вот сейчас много заявлений о мире, но с его стороны такого приказа не было. Такая возможность у него, с одной стороны, есть, но он ей не пользуется.

– Прекращение огня – одно условие.

– Конечно.

– Второе.

– Отведение сил и средств от линии соприкосновения. Должно быть достаточное расстояние, чтобы стороны конфликта, по крайней мере, их подразделения не видели друг друга и не могли достать физически.

– Это чтобы люди не умирали. А какая-то дальнейшая перспектива?

– А дальше точно так же все прописано. Необходимо предоставление особого статуса, закрепленного в конституции.

– Вы готовы в составе Украины быть только с супер какими-то полномочиями?

– Знаете, это прописано в Минских соглашениях, но пока мы видим, что Донбасс и Украина все дальше и дальше друг от друга. Поэтому сейчас здесь даже не вопрос, готовы или не готовы, а что делает или что не делает Украина – на этом лучше бы сконцентрироваться.

– А Медведчук какую роль во всем этом переговорном процессе играет? Тоже, кстати, на форуме был.

– Благодаря его усилиям было обменяно очень много удерживаемых лиц и с одной и с другой стороны. И это как раз при его усилиях. Вот кто бы не умалял его заслуги и прочее, и при моем, наверное, своеобразном отношении все же к украинскому политику – к нему, – но, тем не менее, он прикладывал усилия, он добивался, и люди возвращались домой из мест содержания. Как только он не приезжал на встречу, как только он не присутствовал в Минске, можно было говорить – эта встреча пустая. То есть там был еще представитель – вице-спикер Геращенко, но она только саботировала и делала хуже всем удерживаемым. Ну ладно, мы понимаем, нашим она делала хуже, но она делала и своим тоже хуже. Вот это, конечно, печально.

– Захарченко кто убил?

– Имя и фамилия – пока преждевременно говорить…

– Но вы их нашли хотя бы?

– Есть понимание… Ну, давайте так: следствие продолжается. И сейчас установлена цепочка и исполнителей и организаторов, и заказчиков, но пока это преждевременно сейчас обсуждать.

– У нас в режиме блиц: самолет кто сбил?

– Знаете, есть определенная…

–…Цепочка. Расследование продолжается – я вам помогу.

– Вы же все знаете.

– Эти люди у вас, может быть, они приходят покаяться? Может быть, это ваши заместители, может быть, это вы? Черт знает. Слушайте, все сложно.

– Нет. Это не мы. И есть все предпосылки… То есть здесь шутки на самом деле не совсем уместны, потому что это все-таки трагедия. И мы свою позицию давно высказывали, но эта позиция еще подтверждается определенным расследованием.

– А вы не верите, когда говорят, что все следы ведут в Россию?

– Нет.

– А куда ведут?

– По каждому случаю у нас есть предпосылки говорить о том, что виноват украинский режим, по многим…

– Но у вас доказательная база есть?

– Но нет и обратной доказательной базы.

– Два коротких вопроса: правда ли, что вы ходили по форуму и от вас шарахались буквально все чиновники российские?

– Я не видел.

– С какими спикерами известными вы пообщались? Кто эти люди?

– Все можно будет видеть на фото, на видео, поэтому всякого рода слухи…

– Вице-премьеры российские – были такого рода контакты?

– Послушайте, были. Но давайте как бы… чтобы какая-то была неадекватная реакция – я такого не наблюдал. Поэтому, телеграмм-каналы интересные, но они больше плодятся слухами.

– Последний вопрос короткий: не устали за пять лет от всего этого?

– Устал, как и любой гражданин Луганской или Донецкой Народной Республики.

– Ну, отпустите это, уйдите. Зачем вы этим занимаетесь?

– Уйти откуда, из своего дома?

– Нет, уйти с должностей, не знаю, прийти покаяться.

– Очень провокационно. Но вы знаете, мы с 14-го года отстаивали несколько иные для себя цели и задачи. И мы верны, наверное, тем идеям, которые тогда озвучивали. То есть у нас ничего не поменялось.

– Спасибо большое. Денис Пушилин, Глава ДНР.

 

 

Читайте также: Валентина Саврасова: моя мечта сыграть в фильме о войне стала реальностью

Подписывайтесь на Деловой Донбасс в социальных сетях: ВконтактеОднокласникиФейсбукЯндекс ДзенВайберТелеграм

Для добавления комментария авторизируйтесь через социальную сеть или укажите имя и email. После модерации, комментарий будет добавлен.

Присоединяйтесь к нам

Популярное