В клубе предпринимателей «Деловой Донбасс» прошло открытое занятие по импровизации, которое провёл руководитель донецкого театра импровизации, журналист из Петербурга Сергей Прудников.
Что такое импровизация, чем она может быть полезна предпринимателям и не только, а также о своих впечатлениях во время пребывания на Донбассе и почему любому городу так важны новые культурные среды.
Обо всём этом в нашем интервью.
 
 

На своём месте

- Сергей, приветствую. Расскажи о себе: кем ты работаешь, почему переехал из Петербурга в Донецк?

- Я - журналист. Спецкор газеты «Известия». До этого работал в газете «Аргументы и факты – Петербург», ещё раньше - в газете «Вечерний Петербург». Родом я из Сибири. В Донецк перебрался 2,5 года назад. Почему переехал? Начну с того, что на Донбасс с друзьями-коллегами мы приезжали до этого неоднократно. Донбасс тянул к себе, как магнит. Сложно было оставаться в том же Петербурге, когда рядом происходит что-то очень важное, может быть, самое главное. Это задевало и с человеческой точки зрения, и с профессиональной. Во время каждой поездки я ловил себя на мысли, что чувствую себя здесь более комфортно, чем в том же Питере. В начале 2018 года, после очередной поездки в ДНР, я решил переехать в Донецк на длительное время.

- Помимо работы в СМИ ты руководишь студией театральной импровизации. Журналистика - это призвание, или всё-таки есть запрос на смену деятельности?

- Журналистика, конечно, первична. Это уже образ жизни. Сфера, в которой ты чувствуешь себя максимально комфортно. Другое дело, что в новостной повестке Донбасса сегодня не так много тем, которые можно было бы осветить. А темы должны быть обязательно федерального уровня! То есть, или обзорные материалы, или репортажи, повествующие о важных, поворотных событиях. Темы такие, конечно, есть всегда. Важно уметь их находить, откапывать, брать, что называется, из пустоты, чем я, по возможности, и пытаюсь заниматься. Что касается студии импровизации - она была основана в первый месяц после переезда в Донецк, сегодня она развивается и расширяется. На днях закончила шестимесячный курс обучения команда «Импроверты». В ближайшее время начнётся набор в новую группу.

- На личное мироощущение жизнь в прифронтовом городе как-то влияет?

- Наверное, да... Во-первых, исчезает чёрно-белое восприятие происходящего, которое было характерно для взгляда со стороны. Ты понимаешь, что жизнь в Донбассе более многогранна, сложна и противоречива, чем тебе казалось прежде. Во-вторых, начисто исчезает патетическое восприятие войны со всяческими возвышенными, дежурными и плакатными фразами. В своих материалах я, к слову, категорически не допускаю оценок, обвинений и эмоциональной составляющей. Максимальная отстранённость. И как следствие – попытка показать картину наиболее объективно.

Глазами разных людей

- Расскажи о своих этапах становления, как журналиста.

- Я окончил исторический факультет Красноярского педагогического университета. После вуза какое-то время трудился в компании «Красноярскгеология», а также в музее природных ресурсов Центральной Сибири, мы ездили в экспедиции. После устроился корреспондентом в газету «Красноярский железнодорожник», с этого начался мой журналистский путь. Очень рад, что попал именно в эту газету. Главным редактором у нас была яркая, амбициозная женщина, которая набрала в штат молодых ребят, и поставила перед собой задачу сделать свою газету лучшей среди 17 отраслевых изданий сети РЖД. И в течение года добилась этой цели! Она учила нас писать человеческим языком. Вырывала с корнями любое стремление к канцеляризму, к махровому стилю. Отправляла в командировки по всей стране: за несколько месяцев, например, мне удалось съездить в Самару, Воронеж, Нижний Новгород, несколько раз в Москву. Мы также ездили во все концы большой Красноярской железной дороги. Далее был журнал «Имена и Лица», где в течение года мы с коллегами объезжали центральную Сибирь, в том числе Таймыр, Эвенкию, Хакасию, Кузбасс. После я переехал в Петербург, и здесь важной вехой стала газета «Вечерний Петербург», полная интересной, насыщенной работы. А также газета «Завтра» Александра Проханова, с которой я начал сотрудничать, как внештатный автор в 2010 году, и сотрудничаю до сих пор. Последние материалы, отправленные в «Завтра» уже из ДНР – интервью с директором Донецкой филармонии Александром Парецким, репортаж о работе прифронтового почтальона из посёлка Александровка, и расширенный обзор книги «100 великих людей Донбасса» вышедшей в 2019 году в Москве в издательстве «Вече».

- Можешь сказать о наиболее значимых для тебя материалах из Донбасса?

- Наверное, выделю серию материалов в «Известиях» – «Война глазами». Война глазами детей, пострадавших во время обстрелов. Глазами женщин-военнослужащих. Освобождённых военнопленных. Раненых бойцов. Иностранных добровольцев. Одесситов, вынужденно перебравшихся в ДНР. Иностранных артистов, приезжающих на Донбасс с концертами, среди них Валентина Лисица, Фред Бутткевиц, Питер Сейврайт. Каждый из этих материалов - это попытка посмотреть на происходящее сегодня на Донбассе с разных сторон, глазами разных людей, услышать их истории, и, возможно, лучше понять, что здесь происходит.

Отличие от юга России

- Ты много поездил по России. По твоему мнению Донбасс является частью южной России? Или чем-то отличается?

- Географически и ментально - это юг России. Но от российских регионов он отличен тем, что является национально и религиозно монолитным. То есть населён преимущественно русскоязычным населением. В отличие от юга российского, где национальная палитра представлена во всём своём многообразии, что, к сожалению, добавляет этим регионам внутренних противоречий, раздирания и проблем.

- Какой ты видишь культурную жизнь Донецка?

- Официальная культура в Донецке на высоте. Филармония, театр оперы и балеты, драматический театр, пространство «Арт-Донбасс». Но всегда существует и альтернативная культурная жизнь, и она во многом любопытнее официальной, потому что на этом поле всегда рождается что-то новое, яркое, по-настоящему неординарное, не скованное какими-то рамками. Вот этого мне в Донецке не хватает.

Пилюля от неврозов

- Обратимся к теме предпринимательства. Как руководитель студии импровизации, ты воспринимаешь себя предпринимателем?

- Конечно. Первая составляющая импро-театра для меня - социальная: создание сообщества единомышленников. Вторая - личностная: собственный рост, как преподавателя, как импровизатора. Третья - финансовая.

- Есть ли спрос сегодня в Донецке на подобные тренинги личностного роста, с которыми сравнивают импровизацию?

- Недавно в одном документальном фильме музыкант Юрий Шевчук поделился, насколько важно, чтобы каждый молодой и не только человек участвовал в каком-то творческом движении, что-то создавал, придумывал, чтобы было больше этой бурлящей энергии. Музыкант сетовал, что в России, к сожалению, этой творческой энергии крайне мало! Так вот, запрос на тренинги на основе импровизации в Донецке есть, и, возможно, даже больше, чем в благополучных российских городах. Одна студентка нашей студии, к примеру, сравнила импровизацию с пилюлей от неврозов. Другая сказала, что эти занятия помогли ей преодолеть психологический надлом, произошедший с ней в 2014 году. Но есть в Донецке и определённая заморозка: у меня ощущение, что многие проделывают огромный труд над собой, чтобы прийти к нам, попробовать себя. Ты буквально видишь, как человек борется с собой. Но зато потом, если начинает заниматься, видишь, насколько он преображается.

Как в жизни

- Что такое вообще театральная импровизация?

- Сценический жанр, зародившийся в Америке более полувека назад, как реакция актёров на нежелание в двадцатый раз играть одну и ту же роль. В итоге появилось движение, которое оказалось страшно интересным большому количеству людей: сегодня импровизация преподаётся в американских и европейских средних школах, в разных городах проводятся фестивали, команды импровизаторов гастролируют по всему миру. Суть импровизации в создании театральных сценок здесь и сейчас, без предварительной подготовки. И в этом смысле импро-театр в чём-то интереснее традиционного театра, потому что это более живая материя, всё рождается на наших глазах. Самые крупные академии импровизации находятся сегодня в Чикаго, одна из них – «Second City» - является негласной кузницей кадров для Голливуда. Оттуда, например, вышел актёр Билл Мюррей, сыгравший главную роль в фильме «День сурка». И режиссёр этого же фильма Гарольд Рэмис. Отмечу, что мы в Донецке не практикуем комедийную импровизацию, которую можно сейчас увидеть на ТВ: в этих шоу обязательно всё должно быть смешно. Ключевое слово для нас – «театральная». То есть, это может быть и смешно, и грустно, и как угодно. Главный критерий - чтобы это было честно, по-настоящему, как в жизни.

- Как и где ты начал заниматься импровизацией?

- В Петербурге. В 2015 году. Тогда это сценическое направление только-только зарождалось, друзья пригласили меня на первые в городе курсы по импровизации. Занятия очень заинтересовали меня, потому что приходилось натурально выходить из привычных рамок, работать над собой. Плюс это был такой генератор хорошего настроения, праздника. Ну, и немаловажное – выступления на сцене. Спустя время из этих курсов, кстати, выросла крупнейшая школа импровизации в России – «Точка импро». А её руководители четвёртый год проводят в Петербурге международный фестиваль RIIF, куда приглашают импро-команды и тренеров из разных стран.

- Что даёт импровизация, какие компетенции развивает?

- Фантазию и воображение. Умение концентрироваться и находиться в моменте. Умение быстро ориентироваться в меняющихся обстоятельствах. Внешнюю выразительность, то есть владение своим голосом, телом. Коммуникативность. И главное – раскрепощённость, расширение внутренних границ, обретение большей свободы.

- Планируешь ли ты оставаться в ближайшее время в Донецке?

- Да. Когда возвращаюсь сюда из России, всегда говорю: «еду домой».

Справка:

Суть импровизации проста: обыкновенные люди без всякого актёрского образования выходят на сцену. Их задача – сыграть спектакль здесь и сейчас, без всякой подготовки. Вместо сценария – реплики из зала, предлагающие тему, и несколько ограничений, задающих формат.

В импро есть правила, которые выступают в роли своеобразных помощников. Первое – выходя на сцену, мы сразу создаем основу: кто мы, где. Это позволяет понимать, что происходит, куда нам двигаться дальше. Правило № 2 – принятие. Мы принимаем идеи, которые предлагает нам партнер (как в фильме «Всегда говори «Да» с Джимом Керри).

Импровизацию сравнивают с психологическим тренингом, позволяющим человеку стать более свободным, раскрепощённым, смелым.

Донецкая студия импровизации существует с 2018 года. За это время донецкие импровизаторы дали около 15 выступлений на самых разных площадках города. Также выезжали на выступление в Ростов-на-Дону и на учёбу в Москву.

 


Читайте также:  ОСАГО в ДНР. Вопросы на вопросы


 

Для добавления комментария авторизируйтесь через социальную сеть или укажите имя и email. После модерации, комментарий будет добавлен.

Присоединяйтесь к нам

Популярное

  • За неделю

  • За месяц

  • Все