Если в поисковую строку браузера вбить слово «пчеловодство», то первые несколько страниц будут посвящены тому, как создать пасеку с нуля и как быстро начать зарабатывать на продаже различных пчелопродуктов.   

Значит ли это, что пчеловодство можно сделать своим основным доходом? Мы побеседовали с донецким пчеловодом Анатолием Гуровым и узнали, как обстоит ситуация на нашем медовом рынке, при каких условиях своя пасека может быть прибыльным делом и что для этого должен сделать каждый пчеловод, а что более важно - руководство Республики. 

- Медовые ярмарки в Республике — явление распространенное. Считается, что вся продукция, представленная на таких ярмарках, качественная, поскольку проходит специальные проверки.  Так ли это?

- Можно узнать, как именно проходят проверки, и по каким критериям? Я вот знаю, что сейчас к нам привозят патоку, а ещё есть специальные эссенции, и так далее. В результате: полно химии, но! Есть и запах медовый, и всё, как надо. Но это не мёд, это — первый вид фальсификата. Вторая причина фальсификата — это когда пчёл начинают закармливать сахарным сиропом в течение всего лета. Взятка нет, принесли они небольшое количество, или сколько там, 3 кг нектара за день, а всё остальное — съедается молодняком и засевом. Они рождаются, идет бурное развитие, и так далее. Получается, что мёд есть только на развитие пчелы, а излишек нет. Дальше начинает пчеловод что делать? Надо же как-то ему выходить из положения. Инвентарь, улья, вощину, выехал — на бензин потратил, ещё на что-то, затраты не маленькие. Прибыли нет, и начинается поиск выхода из банкротства, пчеловод начинает варить сахарный сироп, ставить его в улья, и пчёлы — ага! Зачем куда-то летать, если вот всё — готовое, в жидком виде, только перерабатывай и складывай в соты. Идёт качка мёда, пчеловоды откачали этот переработанный пчёлами продукт, и да, это мёд. Но по факту это не мёд, это — просто сахарный сироп, то есть глюкоза. Отличить его от настоящего очень тяжело, а на вкус фактически нереально. Мёд состоит из фруктозы и глюкозы. В нем только часть глюкозы, но большая часть — это фруктоза. То есть, качество мёда от этого соотношения зависит, но его можно узнать только путём анализа в лаборатории. Вот у меня небольшая пасека, я не буду называть себя профессионалом, но занимаюсь пчеловодством серьёзно, уже более 22 лет. За это время я и выезжал, и торговал, и почти по тонне мёд качали, и всё это было. Но, в конечном итоге, я оставался с мёдом, потому что понавезут этого дешевого, а у нас люди какие: ага, там дешевле, я побегу и возьму там. Вот в этом году я звонил коллегам и спрашивал, за сколько они продают майский мёд. А они мне: «Ну а как ты думаешь, вот как там у тебя с мёдом?». У меня майского нет, говорю им, я только медогонку испачкаю, десяток откачаю и будет 2 банки мёда. Я просто и качать не буду, я лучше пчелам оставлю. А они мне в ответ: «У нас такая же беда, со 100 пчелосемей вышло бидонов 5». Со ста! Пять бидонов — это ничего. Они 40-литровые и там, где-то, под 60 кг в бидоне. Я говорю одному, скажи мне настоящую цену мёда. Он посчитал по себестоимости — 4500 рублей за 3-х литровый бутыль. Позвонил второму пчеловоду, спрашиваю, что у него, он говорит: «У меня тоже ничего нет». Третьему звоню — а у тебя? У него тоже нет майского меда. А рынки у нас забиты этим мёдом, зла не хватает.

- А когда от мёда в горле дерёт — это не показатель качества?

- Они все дерут. И фальсификат тоже будет, в смысле, сахар в нём. Когда дерёт в горле — это реакция щитовидной железы на сладкое. Обычному человеку невозможно просто отличить фальсификат, я ещё могу попробовать, в воде растворить, например. Но, это я уже по своим замечаниям знаю, что он становится мутным. И  фальсификат не сладкий, он приторно сладкий, нет такой насыщенной сладости. Я как диабетик это всё просто следом почувствую, сахар, так сказать. Простой же человек не сможет отличить, это возможно только путём анализа.

- По телевизору учат, что можно проверить качество мёда, капая на него йод. Это сработает?

- Простая реакция на крахмал, он просто посинеет и всё. Это когда-то раньше варили крахмал и чего туда только не пихали, а сейчас гораздо легче: закупили тонну сахара по 32 рубля, перемешали. Потом пришли на рынок и по 900 рублей: «Ой, да мы устали качать, девать некуда, давайте, забирайте по 800». И вот правильный пчеловод скажет: «Ага, я тут держу, мучаюсь, делаю, как положено, а мёда нет, ещё и цену завалили». Вот что ему делать? Либо он становится таким же негодяем, или он просто переходит в любители и делает для себя.

- Как тогда формируется «правильная» цена?

-- Цена зависит от многих факторов. Один из важнейших: зимовка. У нас на собраниях пчеловодов постоянно спрашивают: «Ребята, как у нас перезимовали пчёлы?». Бывало и такое, что по 100 семей гибли за зиму. То есть, мы очень зависим от погодных условий, а они у нас непредсказуемы. Вот сейчас зима, сильные перепады температур бывают, а пчела очень чувствительна к этому. Перепад температуры для нее — стресс. А у нас и 10, и 15, и 20 градусов перепад за сутки бывают. Знаете, почему пчела очень тяжело зимует? У пчелы строение организма такое, что она всю зиму не испражняется. То есть, она кушает, живет, у пчёл в клубе постоянное движение внутри за счет собственной энергии. Они, как человек: когда он замерзает, то начинает трястись. За счет этого у него происходит согревание и сжигаются калории. То же самое происходит и у пчёл. Зимовка пчёл Матка в центе клуба, а пчёлы вокруг меняются, за счет этого поддерживают температуру.

При этом, пчёлы очень поддаются грибковым заболеваниям, которые вызывают у них понос. И вот у нее в кишечнике за зиму столько накопилось кала, а ещё если вдруг зима затяжная, и эти бактерии появились в кормовой базе … Они просто испражняются прям в улье на рамки. Если пчёлы испражнились в улике, то это гибель всей семьи. Они в этом всём и погибают. И поэтому сейчас многие начинают баловаться антибиотиками. А когда используют антибиотики и остается мёд… Понятно, что он тоже может попасть на прилавок вместе с общим мёдом, если не соблюдать определённые правила. Из болезней есть ещё клещ Варроа, но это не настолько страшная угроза, на сегодняшний день. Это было в 70-80х, нам его завезли наши «друзья» — американцы. С ним сейчас можно бороться. А вот раньше была специальная инспекция: приходили инспектора и просматривали улья на санитарное состояние пасеки. Если на пасеке находили клеща — сразу всё сжигали. Просто уничтожали пасеку, потому что не было никакого средства. Ещё зимой опасны щеглы и синички. Вот стоит леток открытый, а синица подлетает и стучит, дразнит пчелу. Ждет, когда она выйдет, а она выйдет: зима, а кто-то лезет в улик! Пчела вышла, она её р-раз! И понесла. И вот так они кучей сидят и дразнят пчёл. Ну, тоже с этим борются, закрывают леток сеткой и всё. Вредных факторов и болезней очень много, всего не опишешь. Ещё один фактор, влияющий на формирование цены — количество мёда, которое зависит от сезона. Допустим, приведу в пример этот год. Не было ведь мёда, а всё цвело! Задождило с недельку, всё буйно зацвело, загудело, думали, ой, как хорошо. Акация цвела, всё белое стояло. А потом дождь пошел, и минус три дня. А акация цветет, у нее тоже есть свой вегетационный период цветения. Дожди прошли, и за неделю как дала жара — моментально всё отцвело. И когда жара, то нет нектаровыделения. Нужна погода, когда не холодно, но и не жарко, определённая влажность воздуха. В этом году так получилось, что какой-то взяток взяли, а потом дождь пошел, пчела, естественно, никуда не полетела, а потом сразу жара. А у нас ничего другого особо нет, кроме акации, это считается один из основных взятков, если брать Донецк и Донецкую область. Ну, ещё луга есть, можно получить луговой мёд. Акация отцвела, зацвёл луг. Также основной ещё взяток у нас – это эспарцет. Очень вкусный мёд, особенно вперемешку с акацией. Для меня лично — это самый вкусный.

- А как вы относитесь к рапсовому мёду?

- Я вообще против того, чтобы рапс сажали. Он очень истощает землю, дальше что с этой землей делать?

- Сейчас многие пчеловоды говорят, что нужно плотно сотрудничать с фермерами, потому что они засевают поля, а потом обрабатывают их от вредителей… Важно ли взаимодействие пчеловодов и фермеров?

- Да, важно. Давайте начнем с эспарцета. Его ничем не обрабатывают, это, в основном, сенаж. Он зацветает, уже выросла зеленая масса, и хозяину земли её надо убрать: повалять, посушить… Раньше, когда мы были в хороших отношениях с одним председателем колхоза, то он приезжал и спрашивал, насколько нам оставить эспарцет. «Ну, можно дней на 5-7? — Хорошо!». Он нам оставлял, а мы потом скидывались ему в благодарность по баночке мёда. И все довольны: и мёд есть, и сено убрали. А если на семена сажал, то это была вообще сказка, его тогда не косят.

А что вредно: когда идет цветение и комбайн валяет траву, очень много при этом погибает пчёл, попадают под лопасти. Пчела сама по себе неуклюжа, она летит, её шатает, и она просто не успевает долететь и попадает под комбайн. Но это, конечно, естественные потери, с ними бороться невозможно. А когда, конечно, идет уборка, то луг уже отцвел и никакой пчелы там уже нет.

Второе, это да, то, что обрабатывают. Подсолнух обрабатывают гербицидами, избавляются от сорняков, и, получается, что он не выделяет мёд, нет нектара. Стресс случился у растения, и у него не получается выделять нектар. Пчела может и соберет пыльцу, но нектар… Гербицид — это всегда плохо. Бывали случаи, что иногда гибли целые пасеки, было несогласование с пчеловодами.

- Есть такая «страшилка», что в мире, в целом, уменьшается количество пчёл и пчёла исчезнет как вид…

- Я хочу сказать, что нас это пока не страшит. Особенно, пока наши «друзья» из-за рубежа, не занесут нам ещё какую-нибудь гадость. Для этого нужно держать, в основном, наши породы пчёл. Многие пчеловоды в своё время начали заводить «Итальянок» и всех остальных, перемешали генетику настолько, что получилось… Что зря. Южных, например, скрестили с северными, а они мёда дают много, но зимуют плохо. Мне больше всего по душе «Украинская степная». Она зимует хорошо, умеренно злая, продуктивная, всегда хочет работать, мало роится. Я вижу пока от нее только плюсы. Я считаю, что у нас на территории Республики должен быть свой питомник. Это в интересах государства.

- Кто виноват, и что происходит — мы уже определили. Теперь самое главное: а что же делать?

- Сейчас, я считаю, нужно выявлять фальсификаты и не допускать их на рынки.

- Хорошо, выявили, убрали с рынков фальсификаты, а  что потом? С чем мы останемся?

- Вот взять, к примеру, колбасу, по 100 и по 500 рублей. Понятно, что за 100 — там в составе непонятно что накидали. Или за 500 рублей возьмем, но там, по крайней мере, будет мясо. Я считаю, что всё должно быть честно. Должен быть правдивый сертификат. То есть, если один сахар, то так и напиши: 10% фруктозы, остальное — глюкоза. Вот человек глянул и сравнил: ага, вот тут столько фруктозы, а тут столько, значит, вот это — настоящий мёд, его возьму. Но тогда и цена будет разная. Сейчас у пчеловодов должен быть такой стимул, чтобы все честно работали.

- А всё-таки, как же увеличить количество мёда?

- А это уже пойдет цепная реакция. Возрастёт цена на настоящий мёд, и — ага! Вот даже мне сейчас скажи, а я пчеловод со стажем, то я решу, что вот, цена на мёд хорошая, значит, тоже буду этим заниматься! Это цепная реакция будет.

- Вы предлагаете рыночную регулировку этих процессов. Как ОПЕК по нефти: нефть дорогая, давайте все качать нефть?

- Я хочу сказать, что это не каждому дано — держать пчёл. Я знаю такую массу людей, которые первый год подержали и думали, что будут столько мёда качать! А тут зимовка и всё погибло. У них второй год — всё погибло. Это опять пчёл покупай, да всё опять покупай, а зачем оно надо? Как у меня сосед сказал: «Раз покупай, два покупай, третий, четвертый,  а на пятый — да они все у меня дохнут». Я ему говорю, мол, зачем ты их мучаешь? И сам мучаешься. Плюс, опять же, цена идет также от того, какой медосбор.

- Вы сейчас сказали, что цена мёда зависит от спроса и медосбора. Можете сказать навскидку цены на мёд в какие-то конкретные периоды? Например, в мае настоящий мёд будет стоить не дешевле…

- Я скажу так, глядя на рынки и общаясь с пчеловодами. Настоящий мёд, например, майский, будет стоить не дешевле 2000 рублей за 3х-литровую банку. В позапрошлом году он стоил 3200 рублей.  Луговой в июне-июле будет стоить не дешевле майского, он тоже дорогой. Потом начинаются самые дешевые: бахчевой и подсолнечник, потому что его масса. Цена — от 1500 рублей  за 3 литра.

Да, ещё при покупке обращайте внимание, если покупаете мёд не летом, что он должен быть всегда закристаллизованный. Потому что если мёд не закристаллизованный, то это значит, что он поддавался термообработке, а если он поддавался термообработке — он не полезный уже, там витамины все убиты, это уже просто сахар.

- А зависит ли качество мёда от местности?

- Нет, да и, к тому же, везде есть фальсификаторы. Я где-то слышал, что с Китая гонят очень большими партиями патоку, и она к нам попадает, и туда добавляют все эти ингредиенты: капнули — это майский, капнули — луговой. Подсинили, позеленили — и продают.

- Как быть с тем, что наши люди, приходя на рынок, ищут именно жидкий мёд и не обращают внимания не качество?

- Вот я на рынке подхожу к своему знакомому, стоит у него жидкий мёд. Как он его растапливал, на водяной бане или как-то по-другому, но это уже не мёд. Я говорю: «Зачем ты это делаешь?». А он: «Хочет человек жидкий мёд — пусть покупает».

И я знаю очень многих, кто приходит и говорит, дайте мне жидкий мёд, я люблю такой. А то, что он берёт, и там ничего полезного — это никого не интересует. Жидкий — это летом, берите и кушайте.

Разный мёд по-разному кристаллизуется. Вот, например, дольше всех держится, почти до Нового года, майский мёд. Он густеет, густеет, и, в  конечном итоге, до конца декабря, или, даже до середины января, он становится как сливочное масло.  Настолько меленькие эти кристаллики, что очень долго формируются, и где-то к середине января он только застынет. Хотя были случаи, у меня было раза два, что майский застыл аж в середине февраля. Влияет на это влажность в помещении и температура. Если тепло в помещении, то он долго будет стоять незастывший. А поставите в холодное, люди  многие ставят в подвал или на балкон,  то он быстро застынет.

Подсолнечник застывает в течение месяца после качки. К сентябрю он уже застынет. А разнотравье — в течение двух месяцев. А если это бахча — через неделю начинается кристаллизация. Мне всего два раза в жизни доводилось качать бахчевой мед: арбузы росли, тыквы… Неделя, и мама мне говорит: «Толя, в бидоне на дне осадок какой-то». Говорю, «Как осадок, ты что?». Приезжаю через неделю — в  него уже ложку не воткнешь, так закристаллизовался. 

- Во втором чтении приняли закон о налогообложении пчеловодов.  Как вы считаете, это больно — не больно?

- Я считаю, что этого вообще делать нельзя, если сейчас прийти к настоящему пчеловодству — натуральному продукту, то налогами облагать нельзя. Сейчас понавезли фальсификатов, и они думают: «Ух, сколько у нас пчеловодов, сколько мёда! Море, океаны мёда. Ребята, платите налоги». А таким образом сейчас просто добьют настоящих пчеловодов и будем мы кушать все фальсификат.

Если это перекупщик-реализатор, то да, я считаю, они должны платить налоги. Предприниматели, которые перепродают мёд, перерабатывают, пусть будет налогообложение на прибыль. А с производителя, я считаю, нельзя. Многие не понимают этой политики, того, что у нас почти всё фальсификат.  В Швейцарии, например, даже доплачивают 100 евро за одну пчелосемью. У нас хотя бы, чтобы не было налогов. Нужно понимать, что если человек этим занимается, то он должен зарабатывать и тогда он будет стараться сделать больше продукции.

 

По результатам нашей беседы, мы сделали три вывода о том, что же нужно сделать для развития пчеловодства в Республике:

1) убрать фальсификат с рынков. Это послужит стимулом для пчеловодов, производящих натуральный мёд;

2) пчеловодов нужно не облагать налогами, а поощрять развивать своё дело, чтобы увеличивалось количество настоящего мёда на рынках Республики;

3) нужно отделить зерна от плевел: продавца от производителя. Налоги должны платить перекупщики-реализаторы.

Но это взгляд производителя. И мы понимаем его боль, когда он не может попасть на рынок, забитый фальсификатом. И меры, которые он предлагает – это меры для выхода на рынок настоящего продукта. Но вопрос, который волнует нас как потребителе: «Как сделать эту настоящую продукцию доступней?», так и остался открытым. Рынок увеличит количество пчеловодов и, соответственно, предложение? «Сомневаюсь я, однако». Гораздо больше мы опасаемся картельного сговора производителей с целью поддержания высокого уровня цен, поскольку как мы ни старались столкнуть нашего собеседника на эту дорожку (обсуждение увеличения поставок настоящего мёда), он на неё так и не свернул. А чем лучше другие? Хотя выводы правильные и начинать с чего-то определённо нужно.

Ольга Чайка

 

Читайте также: Бизнес в ДНР. С чем экспортёры Донбасса встретят Новый год?
Подписывайтесь на Деловой Донбасс в социальных сетях: Вконтакте, Однокласники, Фейсбук, Яндекс Дзен, Вайбер

Для добавления комментария авторизируйтесь через социальную сеть или укажите имя и email. После модерации, комментарий будет добавлен.

Присоединяйтесь к нам

Популярное

  • За неделю

  • За месяц

  • Все