Музыка окружает нас повсюду: в кино, рекламных и информационных роликах, транспорте, кафе, торговых центрах. Это важная часть массовой культуры. Но каким бы ореолом романтизма не была окутана музыкальная индустрия, очевидно – музыка не только творчество, но и бизнес.

Создавать музыку и зарабатывать на жизнь, занимаясь музыкой – это разные вещи. Далеко не каждому дано добиться успеха на этом поприще, а насколько выгодно заниматься творчеством в ДНР – вопрос ещё более интересный. Насколько трудно в частности развивать рэп-культуру родного края расскажет в эксклюзивном интервью один из основателей творческого объединения «DONFIRE» Илья, более известный как il17.

Илья, несколько слов о себе: как пришёл в музыку, почему именно рэп, подробнее о роде занятий

- По образованию я повар, закончил училище, есть высшее образование – торговый институт, но в какой-то момент я понял, что всё это не моё. Я столкнулся с музыкой. Один товарищ занимался непосредственно рэпом. Мы решили сделать с ним совместное мероприятие – рэп-фестиваль для узкого круга людей, которые связаны с музыкой и после этого всё понеслось. Кулинария отошла на задний план, начали собирать команду потихоньку и в итоге у нас организовалось Донецкое творческое объединение, в которое входят дизайнеры, звукорежиссёры, битмейкеры, танцоры, художники. Сейчас в основном занимаюсь музыкой и видеопродакшеном, то есть снимаю видео, монтирую, мне очень интересна тема монтажа.

"Я думал, что человек 300 нас посетит по-любому, а в итоге пришло человек 70 и это с учётом выступающих"

С чего всё начиналось?

- У меня были задатки с самого детства. Писал понемногу стихи, рэп. Конечно никому не показывал, очень стеснялся. Но надеялся, что однажды мне повезёт записаться, заниматься творчеством всерьёз, но в силу того, что я не знал к кому обращаться и куда идти это оставалось простой надеждой вплоть до встречи с тем самым товарищем. К сожалению, в последствии мы рассорились. Он занимался рэпом и когда я с ним познакомился в первый же день подумал: «этот пацан точно затащит в музыку» и да, благодаря ему я появился в музыке, в Донецке появился движ. Мы записали с ним пару треков, я понимал, что это далеко не хиты, но за один день в любом случае популярным не стать, нужно заниматься, развиваться, прокачивать свои скиллы и тогда всё будет хорошо, и я решил не останавливаться. Потом мы сделали первый фестиваль «Врыв», позже переименованный в «DONFIRE», но тогда ещё не было идеи сделать из этого творческое объединение, это был один ивент (прим. одно мероприятие), который мы решили провести на Biker’s bar в 2018 году. Там я набил свои первые шишки по звуку, это было просто ужасно, мы неправильно выставили колонки, звук «гулял». Я рассчитывал на большое количество людей, когда занимался подготовкой, первая запись мероприятия вышла на 50 000 просмотров и 400 репостов, около 3000 лайков, одним словом активность была хорошая и я думал, что человек 300 нас посетит по-любому, а в итоге пришло человек 70 и это с учётом выступающих, которых было около 20. То есть пришли какие-то друзья друзей. А я в свою очередь готовился серьёзно, нанимал фотографов, танцоров, потратился на их услуги. Мы не то, что в плюс не вышли, мы ещё и в минусе оказались. Да и к слову, занимались этим мероприятием втроём, но деньги вкладывал почему-то всё время я. Хорошо, что они были, я тогда как раз с работы приехал. По окончанию вечера я подсчитал и понял, что в минусе на 5 тыс. руб, деньги как бы небольшие, но в тот момент было очень обидно, потому что вложил силы, старался, а в результате… это. Но потом поехал домой, пообщался с парой исполнителей и понял, что не хочу оставаться человеком одного мероприятия, который легко сдался, решил, что ничего не бывает просто так и не нужно останавливаться. Ну и через пару дней после «Врыва» начали собирать команду не просто для ивента, а для потенциального творческого объединения со своей студией и всем сопутствующим.

Костяк три человека: Скини Вайт (рэпер, наш белый ниггер), Шрам (звукарь) и я. Мы начали заниматься раскруткой своего объединения, продумывать концепцию, образ. Начали набирать команду. Первыми были танцоры, затем исполнители, начали давать маленькие концерты, потом фестиваль небольшой собрали. Фестивали стараемся делать на совесть. Допустим, я был в Москве и там люди как фестивали делают: кидают заявки ВКонтакте, набирают всех, взнос от 500 руб. за трек, я пришёл с другом, мы взяли по два трека для выступления и когда пришли туда поняли, что пришли все, они не прослушивают треки, выбирая лучшие, это только ради денег, ни о каком развитии речи нет, человек заплатил за себя - выступил, количество похоже вообще не ограничено и таким образом за ночь чистыми можно получить до 100 000 руб.

Как делаем мы: ищем спонсоров, делаем рекламу, придумываем разные сертификаты (тату-салоны, магазины одежды), стараемся делать так, чтобы люди, которые у нас выступают на фестивале с чем-нибудь ушли, чтобы у них остался стимул бороться хорошо и не набираем всех подряд, у нас ограниченное количество мест (10) для выступающих. Есть приглашённые гости, которые задают темп, дают жару, раскачивают зал и есть исполнители, которые будут выступать конкретно в рамках турнира. У нас есть трое судей, которые оценивают кто был лучшим по критериям: атмосфера зала, подача, смысловая нагрузка. На роль судей берутся рэпер, вокалистка и спонсор.
Я занимаюсь по большей части организационными моментами, держу мероприятия под своим контролем.

"Мы набираем молодых музыкантов, у которых есть огонь в глазах"

Как вы находили людей, как ваша команда сложилась?

- В Донецке в этом плане ничего не развивалось, всё стояло на месте после начала войны и когда появилась идея творческого объединения естественно нашлось много желающих к нам присоединиться, нам кидали заявки. Мы людей подбирали по их качествам, по пользе для команды. Если человек хочет просто учиться с нуля, то на тот момент это был не вариант. Но сейчас мы набираем молодых музыкантов, у которых есть огонь в глазах, виден энтузиазм, мы им помогаем. Мы уже можем дать музыкантам полный продакшн: запись, сведение, мастеринги, обложки к трекам, оформление сайта, группы, плюс ко всему видео-продвижение, можем снимать клипы. Для своей команды мы естественно делаем это просто так, чтобы продвигать своё так сказать детище, а остальные люди просто приходят и записываются по разным ценам.

Как сейчас выглядит команда?

- Скини Вайт ушёл, по личным причинам. Сейчас у нас в команде есть битмейкер - 505, он же исполнитель Томми, звукорежиссёр, который ещё и лирику пишет –Шрам, дизайнер- Anyone, танцовщица – Алина Beauty, она занимается сейчас обучающими курсами по танцам, выступала на фестивалях, мы и дальше хотим её задействовать на выступлениях; битмейкер – Цезарь и райтер Ghost spoks - он рисует граффити, плакаты, скетчи, портреты. Но новые участники нужны по-любому. Битмейкеры и дизайнеры никогда не бывают лишними.

Почему у объединения именно такое название?

- Мы вообще долго думали над названием, изначально наша организация называлась «Врыв», как и самое первое мероприятие, но так как оно оказалось малоуспешным и наши с товарищем пути в принципе разошлись, то решили переименовать команду в «DONFIRE». И понеслось Донецкое пламя вперёд. Мы хотели, чтобы ассоциация была не со взрывами, а с тем самым огнём, который обжигает души. Работаем над таргетом. Хотя финансов конечно не хватает, чтобы полноценно вкладываться. Но в любом случае, когда в поисковик вводишь слова fire и Донецк всё чаще всплывают наши страницы в соцсетях.

Студия звукозаписи под таким же названием, как и само движение? Вы как лейбл?

- Да, мы лейбл, только модернизированный, потому что помимо музыкантов у нас ещё есть райтеры, дизайнеры, танцоры. Мы стараемся многих развивать, не зацикливаться на одних музыкантах. У нас большой спектр услуг.

Как вы открыли студию?

- Студия уже была у Шрама. Мы предложили идею по объединению, потому что за счёт нашей команды будут заказы, а у нас соответствующее место для плодотворной работы. Начали потихоньку вкладываться в неё, оформлять. Поначалу она была маленькая, не особо ходовая, а сейчас это одна из лучших студий в Донецке по соотношению цена-качество. Это домашняя студия, Шрам выделил комнату под неё. Ранее она называлась Shrm production. В будущем хотим перенести её из квартиры в отдельное место. То есть из полупрофессиональной превратить в профессиональную.

То есть ты не владелец, а скорее пиарщик?  

- Да, наверное, но я не ограничен только этим. Раньше оборудование на студии было слабенькое: звуковая карта, микрофон, голая комната, стойки не было. Я сварил красивую стойку, мы сделали шумоизоляционный лист, сделали звук в комнате довольно плотным, плюс я купил микрофон Blue Spark, который делает конденсаторный чистый звук. Недавно поставили хорошие колонки, мониторы, новую звуковую карту, усилитель.

Где купить студийное оборудование?

- Мы заказываем из России, Украины. Звуковую карту купили в ДНР, оказалась плохой, заказали другую из Москвы.

Как организован процесс звукозаписи, насколько это трудоёмко?

- Этим занимается Шрам. Не могу рассказать особенно подробно, но есть разные тарифы по треку. Есть базовый: стандартное сведение без эффектов и премиум – с эффектами соответственно, на него уходит больше времени.

Какая средняя стоимость записи в студии?

- У нас дешёвая студия сама по себе, потому что мы понимаем, что 80% рэперов в Донецке неплатёжеспособные, сильно цены не завышаем, чтобы не отбирать возможность у людей качественно записываться. Запись трека - 200, но мало кто хочет просто записаться. Это только те люди, которые читают чисто для себя и своей компании. Те, кто хочет на сцену берут запись сразу со сведением. И это стоит 500 руб., запись, сведение и мастеринг с эффектами от 800 до 1000. В среднем трек – 500 руб. Опять же конкурсы, репосты, можно запись выиграть. Биты продаются у нас по 400 руб. базовая аренда – его нельзя запустить на цифровых площадках вроде iTunes, можно купить бит с эксклюзивными правами, который становится полностью твоим за 1000 р.

Чем студия звукозаписи «DONFIRE» отличается от других?

- Мне кажется, подходом, к записи, к людям. Не все донецкие группы стремятся помогать музыкантам хорошо записаться. У Шрама более 6 лет опыта в музыке плюс ко всему он очень добрый человек, некоторых даже кормит. (Улыбается).

Что хотелось бы усовершенствовать помимо оборудования и отдельного помещения?

- Откорректировать дизайн и хотелось бы сделать пакет услуг для людей, развивать сервис.

"Рок живёт – они молодцы, а вот с рэпом пока беда."

Как развивается музыкальный рынок и можно ли это назвать развитием?

- Относительно. Появляются потихоньку новые студии и битмейкеры. Рок живёт – они молодцы, а вот с рэпом пока беда. В России он сейчас на первом месте, а в Донецке что-то вообще фиг знает где. Это очень плохо, нужно поднимать.

Кого считаете своими главными конкурентами в этой среде? Может быть Beast Studio или Vetkin Records?

- Ниша по студиям свободна, исполнителей становится всё больше и больше, а соответственно и потребность в студиях. Веткин у нас даже был спонсором на первом фестивале. Он вообще больше с рокерами общается, они его тема. Горловку не рассматриваем особо, хотя у нас были мысли о расширении рэп-фестиваля за пределы Донецка. Студия 062 – это наши и друзья, и конкуренты, 12 prod- аналогично. Вообще все творческие объединения мы рассматриваем в первую очередь не как конкурентов, а как развитие культуры в городе. Когда ты один и конкурировать не с кем – это печально. Донецк – не Москва, здесь ниша открыта. Нужно дать только хороший продукт, чтобы люди кайфовали, слушали и проникались атмосферой Донецка. Вообще нашим артистам не хватает поддержки, они проходят очень длинный путь. Человек, который слушает не знает, что стоит за этим треком. Нужно написать текст, купить или написать бит под текст, поехать на студию записаться, отдать деньги на сведение, обложку, купить таргетную рекламу. Ну то есть отдал 1000-1500 руб. за трек, а он набирает там 100 лайков и первая мысль «а надо мне это вообще?», мы пытаемся поддерживать молодых ребят, чтобы они не опускали руки.

Ты сказал, что у вас большой спектр услуг. Давай поговорим об этом подробнее. Есть какие-нибудь курсы?

- Это у нас в планах, хотели бы сделать кое что интересное. В Донецке, насколько я знаю, такое никто не делает. Нужно подумать, как это организовать. Мы хотели делать треки под ключ: берём человека, пишем ему текст, биты, музыку на его текст, помогаем ему от самого начала и до конца, человек уходит с полностью готовым треком, продакшеном.

"Сейчас молодёжь слушает Моргенштерна, Элджея, Оксимирона, а про Донецк ничего не слышно, поэтому мы стараемся!"

Видела, что некоторые студии Донецка предлагают курс по звукоинженерингу. Что в планах у вас?

- Это скорее всего курс по сведению, по мастерингу. Этим занимается один человек – звукорежиссёр. Мы бы хотели сделать курс полноценным, то есть не для звукоинженера, а для человека - музыканта, который приходит молодой неопытный, но хочет заниматься творчеством, поёт или читает рэп, и мы бы могли его обучать с самого начала, то есть как правильно писать текста, как правильно подбирать хорошие биты, как работать с битмейкерами, звукорежиссёрами, как работать правильно на студии. Чтобы человек мог показать своё красивое лицо, так сказать. Чтобы у нас треки и дизайн треков ровнялся на СНГ, не просто по-донецки, а, чтобы действительно показать товар свой. Чтобы люди понимали, что в Донецке тоже есть таланты, потому что сейчас молодёжь слушает Моргенштерна, Элджея, Оксимирона, а про Донецк ничего не слышно, поэтому мы стараемся: собираем концерты, устраиваем фестивали и люди потихоньку обрастают местной культурой.

А как можно научить человека писать текста правильно? Что это значит?

- Есть разные виды рифм, их нужно изучить. Мы намерены помогать поначалу, исправлять ошибки, давать советы. Нужно слушать много разноплановой музыки, книги читать.

Хорошо, давай навскидку Топ-3 книги, чтобы научиться правильно писать текста.

- Это больше художественная литература, поэзия. Конечно Пушкина, Есенина. Я лично читаю книги по большей части мотивационные. Кийосаки, допустим или Оскара Хартманна.

Прим. Ред. [Ро́берт То́ру Кийоса́ки - американский предприниматель, инвестор, писатель и оратор-мотиватор. Автор ряда книг по инвестированию, включая бестселлер «Богатый папа, бедный папа (англ.)русск.». Финансовый обозреватель на Yahoo Finance. Основатель Rich Dad Company — частной образовательной компании, предлагающей обучение в области личных финансов и бизнес-образование.

Оскар Хартманн - основатель и генеральный директор компании KupiVIP.ru; автор книги «Просто делай! Делай просто!»; AKTIVO — Founder & President (28 марта 2015 года. — н.в.]

Очень крутая книга «Просто делай! Делай просто!», реально заряжает. Суть этой книги в том, что не нужно много думать, нужно делать. Если у человека есть хоть какой-то небольшой навык, но он считает, что ещё мал, то талант угорает, а нужно дать развитие своим навыкам, положить начало. Вот и у нас также с теми же рэперами. Человек допустим пишет текста, но стесняется их кому-то показывать. Ну нет, Тип, приходи хотя бы к нам в «DONFIRE», позвони, запишись, тебе пацаны помогут и начало твоего пути положено.

Расскажи подробнее о дизайнерах, художниках в вашей команде.

- Раньше у нас было два дизайнера, сейчас один, к сожалению, уехал. Дизайнер делает обложки, оформление групп, люди обращаются с заказами. Но, увы, донецкие исполнители ещё не привыкли к тому чтобы заниматься дизайном для своих треков. Это не даёт расти сцене, потому что люди не понимают, что нужно думать о деталях, в том числе и об оформлении. Мы же предлагаем делать обложки, отправляем треки на дистрибуцию, чтобы всё выглядело максимально представительно и красиво.

Где ещё могут быть задействованы дизайнеры?

- Сайты, баннеры, афиши, оформление групп, визуал очень сильно решает, дизайнер нужен всем! Хотим купить графический планшет.

У вас есть свой сайт?

- Нет, пока в этом нет необходимости, на мой взгляд. Наше движение существует в социальных сетях.

Как варьируется стоимость услуг дизайнера?

- 1000-1200 руб. стоит оформление группы, сайт порядка 1500.

Продвигаете своё объединение через какие платформы?

- В основном ВКонтакте, Инстаграм, Ютуб по мелочи, но по большей части Вконтакте, потому что аудиозаписи чаще всего там прослушиваются в Донецке.

На каких площадках сейчас проводите фестивали?

- Последний и самый рекордный рэп-фестиваль, который проводили в феврале этого года был на Ханжонкова, собрали 220 человек. Для нас это мероприятие было тестовым. Мы решили, что если сделаем хорошо, то следующий фестиваль уже будем организовывать в большом клубе. Скорее всего это будет Chiсagо, он вместительный, там неплохие колонки и неплохая сцена. Мы спросили у людей, которые были на фестивале «вам понравилось»?  - они оценили громкими аплодисментами, и мы договорились, что следующий организуем в клубе. Вообще хотим совместить в этот раз рэп и клубную музыку. Программа довольно развлекательная, не просто рэп послушать. Наши девчонки играют на гитаре, окулеле. Есть танцоры: брейк, твёрк. Конкурсы, мы дарим подарки, например, свой мерч дарим, разыгрываем сертификаты среди людей. Поставили довольно амбициозные цели – намерены собрать около 400 человек, собирать меньше просто нет смысла, аренда дорогая плюс большое помещение и хочется ощущать людей, а не искать их по укромным углам клуба, будем привлекать разную рекламу для этого, спонсоров, чтобы о нас заговорили и все знали, что вот такое масштабное событие будет.

А сколько стоит поучаствовать в фестивале?

Участие в фестивале – 200 руб. два трека. Мы так делали.

Рэп-тусовка – это что-то отдельное или вы с другими движениями тоже взаимодействуете? У нас ведь есть ещё Contraband group, там Валерия Костова рокерами занимается.

- Ну рэп с роком ещё, к сожалению, не связывали, с Валерией работали только как с администратором кинокофейни, когда фестиваль делали и на самом деле я думаю, что это очень хорошо, радует, что есть такие команды, появляются какие-то новые объединения. Если есть конкуренция, то люди будут больше заинтересованы. За одними следят, за другими следят, в какой-то момент начинается обмен аудиторией, расширение. Хорошо, когда появляется рейтинг. В ЛНР допустим с музыкой неплохо всё, более-менее раскручено, а у нас не очень пока, но потихоньку приучаем людей слушать донецкую музыку, хочется показывать уровень, чтобы нами гордились.

Ещё в Донецке есть продюсерский талант-центр «Шире круг», но это более официальная организация и они там занимаются всеми видами творчества, не ищите таланты или членов команды в их рядах?

- Нет. Но я хочу пообщаться с властями. Буду пробиваться в «Молодую Республику» чтобы оказывали содействие.

Илья, кто ты в «DONFIRE» в первую очередь: исполнитель или администратор?

- Я сердце объединения. (лукаво улыбается) Я занимаюсь видеопродакшеном, наполняю группы в социальных сетях, занимаюсь организацией концертов и фестивалей. Получаю нефиксированный процент от студии, т.к в неё вложился, но по большей части сейчас работаю на энтузиазме, как такового дохода не получаю. Делаю видео для музыкантов за символические деньги. Создаю анимацию за 200 рублей.

"Тем, кто ищет смысл – лучше читать стихи. Музыка – это деньги."

Я так понимаю ваше творческое объединение это на 50% коммерческая организация и на 50 – идейная, это так?

 - Ну скорее так. Музыка это в любом случае деньги. Из этого можно и нужно делать бизнес, просто без развития толку не будет и останутся песенки на уровне хобби, а чтобы на этом зарабатывать нужно хорошо поработать. Есть конечно чисто коммерческий рэп, который делается ради кача, ради музыки, в нём нет никакого посыла, тот же Элджей с рваными джинсами – это чисто «кальянный» рэп. А есть атмосферные треки, с историей, каким-то сюжетом.

Вообще я кальян-рэп не осуждаю, сам слушаю на самом деле и понимаю, что типы молодцы, сделали крутой маркетинг. Они делают фигню, которая стреляет. Люди их с одной стороны хейтят, а с другой – треки продолжают взрывать вечеринки. Не зря говорят, что тем, кто ищет смысл – лучше читать стихи, а кальян- треки пишутся для того чтобы отрываться со своей аудиторией и флексить на концертах. Так что музыка – это деньги.

А вы добиваетесь конкретно чего? Чтобы был посыл или пусть это будет популярный «кальянный» рэп лишь бы людям нравилось?

- Мы стараемся работать с посылами. У меня допустим есть треки, построенные на моём жизненном опыте, но есть один конкретно коммерческий, его невозможно слушать в наушниках, быстро надоест, но на концерте под него круто отрываться. Сделан в стиле хард-бас, называется «Banger». В целом, делаем под настроение, ни на чём не зацикливаемся.

Это ты сейчас говоришь, как музыкант, а как организатор всего движения можешь сказать к чему стремитесь?

- Мы стараемся делать не просто для себя, но и другим давать возможность показаться. Если это ярко, самобытно, то значит имеет место быть.

Хочу вернуться к началу нашего разговора. Ты сказал, что ваши пути с приятелем, который и привёл тебя в рэп разошлись и сейчас как понимаю никакой контрактной основы нет с членами команды. Не страшно остаться не у дел?

- На самом деле были такие мысли, но я старался их не особо продумывать в голове. Наверное, мне по большей части не страшно, а обидно, потому что некоторые исполнители временами уходят, мы лишаемся членов команды, а время и силы на них уже были потрачены. Когда это превратится в полноценный бизнес будем работать по контрактам. Сейчас же это больше хобби по факту, у меня есть основное место работы в Москве, а сюда я вкладываю душу. Все остальные члены команды имеют свой личный доход. А чтобы сделать полноценную профессиональную студию нужны финансы. Нужны спонсоры. Не хватает рекламы, инфоповода хорошего.

С какими проблемами можно столкнуться в подобном бизнесе?

- Финансирование в первую очередь, площадки для выступления, отношение людей к донецкой музыке, нулевая самокритика донецких исполнителей, личное время, если это хобби. Вообще хочу сделать студию в Москве, там много донецких исполнителей, я думаю им будет приятно видеть донецкий лейбл, мне кажется это патриотично.

Амбициозно. Сколько нужно денег на студию в Москве и сколько в Донецке приблизительно?

Для старта 400 тыс. в Москве, в Донецке – примерно 100.

По итогу: можно ли назвать музыкальный бизнес доходным мероприятием в нашем случае? Стоит за это браться? Достаточно в регионе ресурсов для успешного выстраивания бизнес-моделей?

- В Донецке сейчас не выгодно, мне кажется. Но я в него не вложился так, чтобы он стал доходным. У музыкального бизнеса в Донецке долгая окупаемость. Нужен хороший маркетолог и качество музыки. Хочется равняться на примеры. Но есть чёткие планы по продвижению. Ресурсов в принципе достаточно, главное же хорошие исполнители. Я уверен: чтобы это приносило деньги туда изначально нужно вложиться. Посмотрим, что будет дальше. Я не сдаюсь.

Беседовала Лина Воронкова

 


Читайте также:  СК "Велес": Несмотря на любую ситуацию нужно оставаться сильным!


 

Для добавления комментария авторизируйтесь через социальную сеть или укажите имя и email. После модерации, комментарий будет добавлен.

Присоединяйтесь к нам

Популярное

  • За неделю

  • За месяц

  • Все