Похоже, что в журналисткой деятельности воля случая частенько приводит к появлению интересных материалов. Чуть более месяца назад, дела занесли меня в Новошахтинск, приграничный город в Ростовской области России, до боли похожий на наше Енакиево или подконтрольный Украине Красноармейск (только сильно много новостроя, что типично для России и атипично для Украины).

Так вот, водителем в такси, которое я вызвал, оказался парень из этого самого Енакиево, который уже три года живет в этой части Ростовской области, работает на шахте в Гуково проходчиком и подрабатывает в такси. Дома почти не бывает, если бывает, то спит. Короткий разговор, пока мы ехали от таможни на вокзал, шел про обустроенность жизни молодого человека в России, где он уже полностью обустроился и возвращаться не собирался. Заработки шахтера в Гуково – от 25 тысяч за работу на поверхности и до 70 тысяч для «гроза». Тогда мне подумалось, что было бы неплохо написать материал об уровне заработков шахтеров в разных регионах, сравнить его с доходами шахтеров в ДНР, попытаться разобраться с тем, что мешает нашим шахтёрам получать пусть не такие же, но хотя бы сопоставимые заработные платы с учётом поправки на войну и какое-то количество лишних посредников. Подумалось и подумалось… Жизнь продолжилась, текучка отвела эти мысли на задний план.

И! Волей случая, пару дней назад, я пересекся с представителями крупной угледобывающей компании, работающей в Якутии, и, помимо деловых интересов, в голове сразу возникло воспоминание о поездке в Новошахтинск. Решение взять интервью принято мгновенно, собеседники согласны! Итак, беседа с директором по персоналу компании и двумя нашими земляками – инженером и горнорабочим, жителями Макеевки и Харцызска. О компании, условиях труда, перспективах угольной отрасли в России и быте шахтера в Якутии.

- Добрый день! Давайте знакомиться) 

- Меня зовут Гаврилова Алёна Михайловна, я являюсь директором по персоналу угледобывающей компании «Колмар».

- Как давно вы работаете в компании и что можете рассказать о самой компании? Что это за компания, что за холдинг?

- Я расскажу о самой компании. В целом компания работает на рынке 15 лет. Компания представлена двумя горнообогатительными комбинатами, которые расположены в южной Якутии. В состав Горно-обогатительного комплекса «Денисовский» входят обогатительная фабрика «Денисовская», шахта «Денисовская» и на сегодня мы запустили строительство шахты «Восточно-Денисовская». Второй горно-обогатительный комплекс «Инаглинский» представлен участком Открытых Горных работ «Инаглинский», обогатительной фабрикой «Инаглинская-1». На сегодня мы запустили строительство шахты «Инаглинская-2» и второй обогатительной фабрики «Инаглинская-2».

Численность персонала на сегодня составляет более трёх тысяч человек. И в наших планах до 2020 года увеличить численность персонала до 8 тысяч человек.

- Как я понимаю, вы находитесь в Якутии? Все производства тоже?

- Всё верно. Южная Якутия, город Нерюнгри.

- Скажите, по угольной отрасли в целом, Россия сейчас динамично меняется и меняется в сторону перехода на более мобильные источники энергии, как газ или нефть. Есть ли перспективы в угольной промышленности? У нас здесь иногда ходят слухи о том, что уголь - это прошлое и от него нужно отходить, а Вы рассказываете о перспективах, масштабных планах развития на десятилетия вперед. Как чувствует себя угольная отрасль в России?

- Угольная отрасль в России себя чувствует прекрасно. Отличие компании «Колмар» от большинства угледобывающих компаний в том, что мы поставляем на рынок коксующийся уголь марки «К» и «Ж». То есть мы выпускаем угольный концентрат, который поставляем нашим заказчикам в Японии и Китае. На сегодня обороты поставки у нас увеличиваются. В том числе мы работаем по строительству инфраструктуры, чтобы осуществлять эти поставки нашим зарубежным партнёрам. У нас идёт строительство в порту Ванино, это Дальний Восток.

- Расскажите подробнее о потребителях вашей продукции.

- Приоритетными экспортными рынками для компании «КОЛМАР» являются страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Коксующиеся угли марок «К» и «Ж» поставляются также на крупнейшие металлургические предприятия России.

- Якутия. Для нас это далеко, непонятно и ново. Что за персонал у Вас работает? Это местные люди? Где они получают образование? Как они попадают на работу?

- У нас интернациональная компания. Работают и русские, и буряты, и ребята, приехавшие из ДНР, ЛНР, Казахстана. Поэтому национальных границ у нас нет. Главное - желание и готовность к физическому труду, потому, что труд очень тяжёлый. Обязательно у нас наличие профильного образования. Либо высшее специальное образование для ИТРовского состава, либо средне специальное техническое образование для рабочих профессий. Очень хорошо себя зарекомендовали ребята из ДНР.

- Ещё по штату вопрос. Люди, которые приезжают, это уже готовые специалисты? Какой-то школы или курсов нет? Вы принимаете к себе готовых специалистов?

- Потребность в кадрах у компании достаточно высокая, план набора на ближайшие полгода у нас порядка 600 человек. Идеальный вариант, если бы мы подобрали уже 600 готовых специалистов. К сожалению, готовых специалистов нет и мы идём двумя путями. Берём как опытных специалистов, так и выпускников профильных колледжей/техникумов и университетов. Уже у себя на предприятии мы даём им возможность пройти стажировку и получить практические навыки.

- А сами производства, находящиеся в Якутии, разбросаны территориально? Это какой-то большой комплекс, разбросанный по территории региона или это один узел, в котором добывают уголь? У нас обычно это не так много, 50 километров туда-сюда. А как в Якутии: всё находится на расстоянии 10-20 или 100-200 километров?

- Наши предприятия находятся на территории Нерюнгринского района где всё достаточно компактно. До горно-обогатительного комплекса «Денисовский» от города Нерюнгри порядка 25 километров. До горно-обогатительного комбината «Инаглинского» порядка 60 километров.

- Скажите, а возможно ли сотрудничество вашей компании с научными комплексами здесь, на Донбассе? У них старинная школа и огромный опыт. Могут ли быть полезными люди из Донбасса у Вас в Якутии?

- Без науки мы никуда, в России есть исследовательские центры в Новосибирске, Кемерово. Но старожилы Донбасса всегда были, есть и будут. Почему бы и нет, можно пытаться сотрудничать, выстраивать отношения, особенно в области сохранности экологии. Для нас сейчас это очень важно.

Переключаю своё внимание на Сергея Геннадьевича. Он Главный инженер шахты «Денисовская», на предприятии работает недавно.

- Оборудование, которое Вы применяете на шахтах? Шахты строятся новые, соответственно новое оборудование?

- Да.

- Каков сейчас способ добычи?

- Схема известная работает, шахта «Денисовская» единственная в России шахта, осуществляющая добычу угля способом камерно-столбовой отработки (КСО). На строящейся шахте «Восточно-Денисовская» будет применен способ добычи длинными столбами.

- Это привычная схема работы?

- Да. Для тех условий это привычная схема, так как мощность пласта порядка 3, 84, 20 и угол залегания 6 градусов. Это эффективная схема и она позволяет обрабатывать участки от 50 до 120 метров без всякой мороки.

- Сергей, Вы ведь выходец из Донбасса?

- Да.

- Как организован быт шахтёров?

- Также, как и на Донбассе. Шестичасовая смена, вывоз, помывка, автобус, подвоз на работу. Никаких особых отличий нет, единственное, что шахты новые и используется абсолютно новое оборудование, но это для работника плюс – больше автоматизации, меньше механической работы. Хотя она, конечно, остаётся.

- А на семейный быт силы остаются?

- Конечно, ведь об удобствах сотрудников позаботилось предприятие. Полная механизация и доставка инвентаря. Человеку остаётся что-то принести, поднести или отремонтировать.

- В каких природных условиях находится человек, работающий в Якутии?

- Климат резко континентальный, лето жаркое, зима холодная.

- То есть кардинальных отличий нет. У меня просто знакомая отсюда уехала в Мурманск и пишет о северном сиянии, полярной ночи…

-Нет, у нас такого нет. Обычные день и ночь. Угольные пласты в глубине обшиваются сеткой, чтобы людей не травмировало.

- Какие средняя зарплата у шахтёра?

- Зарплата проходчика от 80 до 120 тысяч. Слесарь, если имеет 4-5 разряд - от 60-ти.

- Но продукты там могут быть дороже?

- Сахар, мясо, курица – один в один с нами. Яйцо разница в 15 рублей. Вещи, в среднем, дороже на тысячу.

- Что такое город Нюренгри, расскажете? Что из себя представляет?

-  1975 года рождения, город совсем молодой. Численность населения около 50 тысяч человек. Современный город. Развитая инфраструктура – детские сады, школы, гимназия, есть два профильных института, есть детские театры, дом культуры, бассейн, каток, современный спортивный комплекс. То есть это небольшой, компактный, современный город.

Теперь внимание моему третьему собеседнику. Обычный шахтёр) наш, макеевско-донецко-енакиевский человек.

- Представьтесь, как Вас зовут?

- Алексей

- Давно ли Вы работаете в компании «Колмар»?

- С 2014 года. Я выехал из Донбасса в связи с войной и устроился там проходчиком. До Якутии я 15 лет проработал проходчиком в Донбассе.

- На какой шахте работали здесь?

- Шахта 22, шахта «Коммунар», шахта «Ждановская», шахта «Северная»…

- Расскажите свою историю. Как попали в этот регион и на это предприятие?

- Приезжал товарищ, который сначала жил здесь, потом уехал туда. Всё рассказал и я решил попробовать. Приехал с ним на 2 месяца, всё понравилось. Забрал семью и уехал насовсем в 2014 году.

- С бытовыми трудностями сталкивались?

- В бытовом плане для людей созданы все условия. Сложно было только оформить РВП, вид на жительство. На данный момент я уже практически получил российское гражданство.

- И всё-таки, бытовые моменты?

- Скорее производственные – новое оборудование, мне кое-что было незнакомо. Но мне хватило нескольких дней, чтобы освоиться. А что касается быта, то я живу в новом городе со всеми благами цивилизации. С условиями в том же Ханжонково это не сравнимо.  Коллектив замечательный, люди хорошие, доброжелательные. Идут во всём на встречу, помогают. Даже если это случайная встреча.

- Работа на Севере всегда была льготной для человека, в том числе и в плане повышенного пенсионного коэффициента. Это всё и сейчас соблюдается?

- Да, для всех кто приезжает действуют все льготы. И отпуск у нас 83 дня. Компания раз в два года оплачивает проезд семьи до места отдыха.

Такой получилась наша беседа. Возможно, это первая часть материала о быте шахтеров – получилось, что зашли издалека, узнав о быте якутского шахтера, а вот о быте донецкого шахтёра беседы нам еще предстоят. 

Читайте также: Игры для взрослых. Профит донецкому бизнесу 

Подписывайтесь на Деловой Донбасс в социальных сетях: Вконтакте, Однокласники, Фейсбук, Яндекс Дзен, Вайбер

  

Для добавления комментария авторизируйтесь через социальную сеть или укажите имя и email. После модерации, комментарий будет добавлен.

Присоединяйтесь к нам

Популярное

  • За неделю

  • За месяц

  • Все