Газовая война с Украиной

Газовая война с Украиной
12 Марта 2018

Пятого марта «Газпром» направил оператору украинской газотранспортной системы (ГТС) компании «Нафтогаз Украины» официальное уведомление о начале процедуры расторжения контрактов на поставку и транзит газа.

Причиной стало принятое 28 февраля решение Стокгольмского арбитража, по которому «Газпром» должен выплатить «Нафтогазу» 4,63 млрд долларов за недопоставленные через украинскую ГТС транзитные объемы. С учетом уже существовавшей и признанной тем же Стокгольмским арбитражем задолженности Украины «Газпрому» за газ, поставленный в эту страну для потребления, сумма к оплате сократилась до 2,56 млрд долларов.

Арбитраж также освободил Украину от обязательств поставлять газ для ДНР и ЛНР (что странно, поскольку Киев считает эти республики территорией Украины), снизил контрактный объем закупки до пяти миллиардов кубометров (в десять раз), разрешил Украине реэкспорт российского газа и привязал стоимость поставляемого газа к ценам на хабе NCG в Германии.


Но такое решение арбитража не разрешило конфликт между двумя компаниями, а только разожгло его с еще большей силой.

Второго марта глава «Газпрома» Алексей Миллер заявил, что Стокгольмский арбитраж при принятии решения по спору между «Газпромом» и «Нафтогазом» о транзите российского газа руководствовался двойными стандартами, а принятое арбитражем решение асимметрично и нарушает баланс интересов сторон.

«Арбитры аргументировали свое решение резким ухудшением состояния украинской экономики. Мы категорически против того, чтобы за наш счет решались экономические проблемы Украины. В такой ситуации продолжение действия контрактов для “Газпрома” является экономически нецелесообразным и невыгодным», — заявил глава российского газового гиганта.

Днем ранее «Нафтогаз» перечислил предоплату за мартовские поставки газа, но «Газпром» сразу же вернул деньги обратно, сославшись на невозможность начать экспорт из-за отсутствия дополнительного соглашения к действующему контракту, которое учитывало бы новые реалии.

Наглый транзитер

Первые договоренности России с Украиной о поставках и транзите газа на рыночных условиях были заключены в августе 1992 года. Но, как оказалось, платить украинцы не собирались. Проблема неплатежей встала во весь рост уже в первые месяцы действия соглашений, в том же 1992 году. Всего за полгода задолженность Украины за поставленный газ превысила 330 млн долларов — даже при копеечных по тем временам ценах. В ответ на объявление о приостановке поставок украинские власти сразу же прибегли к приему, впоследствии ставшему хрестоматийным: к угрозам перекрыть транзит российского газа в Европу.


Уже тогда, четверть века назад, встал вопрос о создании альтернативных каналов экспорта в обход территории Украины. В марте 1993 года в Варшаве между правительствами России и Польши было подписано соглашение о строительстве газопровода Ямал — Европа через Белоруссию и Польшу.

В 1997 году были достигнуты договоренности, по которым Россия получала в аренду на двадцать лет несколько бухт в Севастополе и Феодосии, причем арендная пата была увязана с погашением газового долга Украины. В 1999–2001 годах часть украинской задолженности была списана в счет передачи России восьми стратегических бомбардировщиков Ту-160, 3 Ту-95МС и 600 крылатых ракет.

В целом до 2005 года Украина платила за газ по фиксированным, существенно более низким, чем для европейских покупателей, ценам. Ежегодный объем субсидий по этим поставкам оценивался российской стороной в три–пять миллиардов долларов.

Тем не менее соседи нередко прибегали к несанкционированному отбору транзитного газа. Причем в этой практике украинские власти не видели ничего предосудительного. «Москва ежегодно перекачивает через нашу страну на Запад 130 миллиардов кубометров газа. Если здесь откачают миллиард кубометров — это же ничтожная доля», — заявил в 2000 году президент Украины Леонид Кучма.

В 2005 году вспыхнула новая газовая война. Украинская сторона потребовал почти вдвое увеличить плату за транзит, на что получила встречное предложение «Газпрома» повысить цену на поставляемый газ до среднеевропейского уровня (160–220 долларов за тысячу кубометров), а заодно отказаться от бартерных схем и перейти к нормальным рыночным механизмам торговли.


Тот конфликт закончился убедительной победой «Газпрома». По итогам заключенных соглашений ставка транзита повышалась, но только в полтора раза. Причем фактически «Газпром» платил старую цену, разница зачитывалась в счет погашения долга Украины за поставленный газ. А вот цены на газ для Украины выросли (см. график 1).

Этим состоянием стороны были удовлетворены недолго. Уже в 2008 году вспыхнул новый конфликт. В ответ на массовый несанкционированный забор, а проще говоря, воровство газа «Газпром» с 1 января 2009 года прекратил его поставки на Украину, а с 7 января остановил и транзит через украинскую трубу.

Экстренные переговоры привели к заключению 19 января 2009 года новых контрактов на поставку и транзит газа, по которым отрасль и жила до недавнего решения арбитража. Контракт должен был действовать до 31 декабря 2019 года.

В соответствии с новым контрактом цена на газ с базовой теплотворной способностью (8050 ккал/м3) устанавливалась по сложной формуле, в которой базовая ставка 450 долларов за тысячу кубометров умножалась на поправочные коэффициенты, отражающие изменение цен на два продукта нефтепереработки (газойль и мазут) за предшествующие девять месяцев (по данным Platt's Oilgram Price Report) по сравнению с этими же показателями для базового периода — апреля–декабря 2008 года.

Кроме того, в контракте предусматривалась возможность и прописывался порядок расчета снижения цен в случае, если поставленный газ имел меньшую теплотворную способность (по данным газоизмерительных станций), и, напротив, повышающих коэффициентов для газа, поставленного сверх установленного месячного объема.

Контракт устанавливал ежегодный объем поставки газа на Украину в размере 52 млрд кубометров, из которых 80% поставлялись по формуле «бери или плати». Годовой объем разбивался на квартальные и месячные объемы поставок, цена пересматривалась ежеквартально.

В транзитном контракте «Газпром» обещал поставлять через украинскую газотранспортную систему 110 млрд кубометров газа в год. При этом тариф на транзит был привязан к контрактной цене поставок газа для Украины.

Арбитраж подмочил репутацию

По факту ни Россия ни Украина не выполняли в точности свои обязательства по контрактам девятилетней давности. Украина не выбирала заявленный объем газа. В свою очередь, «Газпром» не прокачивал через украинскую трубу обещанные 110 млрд кубометров. В прошлом году транзит через Украину составил 93 млрд кубометров, а, скажем, в 2012-м опускался до 83 млрд.

Правда, если обязательства покупки газа для Украины были четко прописаны в контракте, то никаких штрафных санкций для «Газпрома» контрактный договор не предусматривал.

В результате в июне 2014 года в Стокгольмский арбитраж ушли два встречных иска. «Газпром» требовал оплатить недобор газа соседями исходя из прописанных в контракте условий. Общий объем требований составил чуть более 50 млрд долларов.


«Нафтогаз» требовал не удовлетворять иск «Газпрома» по причине форс-мажорного падения украинской экономики и, как следствие, потребления газа, но при этом взыскать с российской компании 15 млрд долларов за недостаточный объем транзита.

Практически все эксперты сходились во мнении, что российская позиция в этом споре сильнее. «Если бы правило take or pay было применено в полной мере, оно привело бы к банкротству не только компании «Нафтогаз», но и всей украинской экономики», — признает Алексей Миллер.

Решение же стало обескураживающим: арбитраж не только полостью обнулил условия контракта на поставку газа для Украины, но и выписал «Газпрому» не предусмотренный никакими контрактными обязательствами штраф. И это не могло не вызвать ответной реакции газового гиганта.

«Жесткая реакция связана с неадекватным решением международного арбитража, который при рассмотрении контрактов на поставку и на транзит использовал две противоположные логики, — говорит заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач. — В случае с обязательствами “Нафтогаза” по отбору газа ему пошли навстречу, мотивируя это сложным экономическим положением Украины, хотя принцип “бери или плати” фундаментальный для всех долгосрочных контрактов в газовой отрасли. И, кстати, арбитры почему-то отменили его только на период 2013–2017 годов, а с 2018-го он опять должен действовать, что уже само по себе наводило на мысль о миссии судей по спасению Украины от банкротства. А через два месяца те же судьи обязали “Газпром”, который не в полном объеме прокачивал газ по транзитному контракту, оплатить невостребованные им услуги по транзиту. Это называется двойные стандарты, и в практике такого авторитетного органа, как международный арбитраж, это недопустимо».


По словам эксперта, ситуация осложняется тем, что апелляция по существу не предусмотрена и можно оспаривать только процедурные нарушения. Поэтому «Газпром» принял решение подать новый иск в Стокгольмский арбитраж — на этот раз о расторжении контрактов на поставку и транзит газа с Украиной. Выплата неправомерного штрафа отложена, по крайней мере до окончания новых разбирательств или урегулирования ситуации путем переговоров.

Прикрутили котлы

Резкая реакция «Газпрома» явно смешала Украине все карты.

Во-первых, весьма болезненно выглядит перспектива потери транзитных платежей. Украина зарабатывает на российском транзите газа порядка трех миллиардов долларов в год — для невеликой украинской экономики это более трех процентов ВВП. Причем это живые деньги в конвертируемой валюте, что особенно важно для Украины с ее огромными внешними долгами (совокупный внешний долг Украины достигает почти 106% ВВП) и ужасным внешнеторговым балансом (отрицательное сальдо внешней торговли — 8,6 миллиардов долларов по итогам 2017 года).

Кроме того, Украина и сама нуждается в российском газе. Да, из-за краха украинской промышленности объем потребления в стране резко упал: с 100,5 млрд кубометров в 1992 году до почти 30 млрд кубометров в 2017-м (см. график 2). Украина в прошлом году, в том числе силами независимых производителей, добыла около 20 млрд кубометров. Таким образом, ее чистая потребность в импорте газа при нынешнем скорбном состоянии экономики может быть оценена сегодня в 10 млрд кубометров в год.

Объемы небольшие, и для «Газпрома» они погоды не делают. Для сравнения: в 2017 году он поставил в Европу рекордные 193,9 млрд кубометров.

А вот для Украины эти объемы имеют критическое значение. Киев официально заявляет, что российского газа не покупает, а обходится реверсом из Европы. Коммерческий директор «Нафтогаза» Юрий Витренко указал, что европейский газ оказался дороже российского в четыре раза, но позже скорректировал оценку — сообщил, что переплата составила 34%. Витренко объявил, что Киев «имеет юридическую возможность» требовать с «Газпрома» компенсацию. Аргументов, подтверждающих такую позицию, киевский чиновник не привел.


Ну а пока руководство страны обратилось к населению с просьбой «прикрутить» котлы. Как заявил глава «Нафтогаза» Андрей Коболев, дефицит газа на Украине составит до 20 млн кубометров в сутки, причем порядка 10 млн кубометров в сутки взять просто неоткуда, даже европейские партнеры с реверсом не помогут — у них тоже холодно.

Министр энергетики Украины Игорь Насалик 2 марта сообщил, что в стране до 6 марта вводятся временные ограничения потребления газа с целью экономии энергоресурсов, приостановлена работа школ, детских садов и вузов.


Количество показов: 143


Публикуем в Вконтакте актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Источник:  http://expert.ru
Короткая ссылка на новость: http://delovoydonbass.ru/~dtbWx
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости

 

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *