Сладкий бизнес и чудеса лечения продуктами пчеловодства

Сладкий бизнес и чудеса лечения продуктами пчеловодства
15 Августа 2017

ИД «Деловой Донбасс» продолжает серию публикаций о том, как жители нашего края переживали и переживают сложные времена. Плодородные земли – не единственное богатство Донбасса. Главное, все же, люди! Люди, которые не сетуют на обстоятельства, а хотят и могут работать. Некоторым важно лишь прокормить семью, другие начинают и развивают свой бизнес. Профессионалов и начинающих предпринимателей объединяет активная жизненная позиция и уверенность в своих силах.  Обладая не большим стартовым капиталом и несколькими сотками земли, они разводят рыбу, выращивают клубнику и не только.  Сегодня мы решили обратить внимание наших читателей на такую отрасль хозяйства, как пчеловодство. Наш собеседник – Михаил Маркин, житель Макеевки.

— Михаил, расскажите, как вы решились заниматься пчеловодством? Это семейные традиции?

— Нет, в своём роду я первый пчеловод. По образованию я железнодорожник, закончил профильный ВУЗ и трудился по специальности. Кроме того, обладаю навыками строителя. Еще со студенческих лет часто подрабатывал у частных заказчиков на разных строительных работах. Один мой хороший друг много лет занимается пчеловодством. Рекомендовал свое любимое дело и мне, разъясняя, как это замечательно и для души, и для кошелька. К его советам я прислушался лишь в 2013 году. Когда наступил роковой 2014-й, начались сокращения на железной дороге. Да и строить люди перестали, поэтому сразу я лишился и работы, и подработок. В этот непростой момент пчеловодство выручило меня и помогло прокормить семью. Так что, я пчеловод с небольшим четырехлетним стажем.

— В 2014-м вы не выезжали из Донбасса?

— Получилось так, что в разгар боевых действий в нашей семье родился второй сын. Все вместе мы выехали в село Гранитное, расположенное всего лишь в 10-ти километрах от Тельманово. Там мы собирались приобрести домик и превратить его в постоянное место для нашей пасеки. Боевые действия летом 2014-го шли в районе Иловайска, а на юге было более или менее спокойно. Но настал момент, когда беда пришла и туда. В дом нашего соседа попал снаряд. Сразу же я отправил в Макеевку жену и сыновей. А сам остался, чтобы завершить работы по подготовке пчел к зимовке.

— Гранитное находилось под контролем Украины?

— Да. И поэтому вывозить оттуда пчел оказалось делом не простым. Наняв машину и взяв с собой все необходимые документы, подтверждавшие, что это мои пчелы и я состою в Макеевском обществе пчеловодов, отправился домой. Около блокпоста под Волновахой нас остановили украинские военные. Начались расспросы. «Куда вы везете пчел?». Я в ответ: «Домой, в Макеевку». Они мне: «Нечего кормить мёдом сепаратистов». Я парирую: «Да мы сами его едим. Я что похож на сепаратиста?». Мне в ответ: «Не знаю. Мы вас не пропустим». Пришлось проезжать окольными путями. Теперь на ту сторону не суемся.

— Где ваша пасека находится сейчас?

— С самого начала моего занятия пчеловодством, все ульи находились на нашем дачном участке под Макеевкой, площадью в 22 сотки. Правда, стационарно они там располагались лишь в холодное время года. Летом мы кочуем. Вывозим пчёл в Старобешевский и Тельмановский районы.

— А для чего это нужно?                                   

— Чтобы пчелы имели доступ к медоносам. Сначала цветет акация, затем шалфей и донник. Пчела летает для сбора нектара на расстояние три километра. В экстренных случаях она может преодолеть и пять. Но принесет меньше нектара и быстрее износится физически. Поэтому важно вывозить ульи в те места, где медоносы расположены в радиусе до трех километров.

— Действительно ли пчёлам в обязательном порядке необходимо быть на полях в период цветения подсолнечника?

— Да, дело в том, что именно на подсолнечнике пчелы наращивают свою силу и обеспечивают себе корм на всю зиму. Это позволяет нам не закармливать их сахаром. Ведь потребление этого продукта плохо сказывается на иммунитете пчёл. Да и сам он не дешевый. Если оставлять ульи в черте города в летний период, то подкормки сахаром не избежать.

— Экология Донбасса позволяет пчёлам делать качественный мёд?

— Позволяет. Это зависит от места нахождения пасеки. Но война вносит свои коррективы. В прошлом году у многих пчеловодов погибло до 90 процентов пасеки. Из 60-ти ульев осталось 2-3. Причину этого никто точно определить не мог. Но, проанализировав полосу, в пределах которой всё случилось, пчеловоды пришли к выводу, что виной всему могут быть боевые действия.

— Есть такое понятие, как зимовка у пчел. Расскажите, в чем она заключается и нужно ли пчеловодам как-то утеплять ульи на случай морозов?

— На зиму мы сокращаем им гнездо. Допустим, если рамок в улье было 10, то оставляем 5. Они кучкуются в клубок и внутри него сами держат температуру. Причем всегда одинаковую. Примерно 18 градусов. Если на улице минус 30, то они тучнее друг к другу прижимаются. Если теплее, то они расширяются. Зимуют они у нас всегда на улице. Этот клубок перемещается по рамкам, постепенно выедая корм. Передвигается из стороны в сторону, а если ульи многокорпусные, то идут снизу вверх.  

— С низкими температурами всё понятно. А как пчелы работают в жару?

— В городе при экстремально высоких температурах им сложно. Но они умеют вентилировать улей и создавать там свой микроклимат. В жару большинство пчел находится с наружной стороны улья и зависает на определенной высоте, тем самым охлаждая воздух внутри.

На юге ДНР, где есть речки и близко море, влажность выше. Поэтому пчелам проще работать даже при плюс сорока градусах.

Что будет, если не забирать у них мёд?

— Если не забирать мёд, то им хватило бы его на несколько лет в качестве корма. Но если его будет слишком много, то они начинают роиться и половина улетает.


— Скажите, размер пчелиного хозяйства измеряется в ульях или для этого используется такое понятие, как пчелиная семья?

— Нет, профессиональные пчеловоды измеряют размеры своей пасеки в пчелиных семьях. Как правило, одна семья занимает один улей. Но бывает, что они и объединяются. Иногда даже ульи остаются из-за этого пустыми,  на подхвате. Пчелосемья – это матка и определенное количество пчел. На данный момент у нас 50 пчелосемей и еще 100 у напарника. Этого хватает, чтобы круглый год обеспечивать нашей продукцией магазины и ярмарки.

— Вы принимаете участие во всех ярмарках? Вам это интересно?

— Конечно. Мы стараемся ничего не пропускать. Ведь участие в разных ярмарках и сельскохозяйственных выставках – это возможность не только показать себя, но и посмотреть на других, чему-то поучиться, перенять ценный опыт коллег. В плане выручки ярмарки не всегда играют главную роль. Бывает, что ничего не продашь, но раздашь визитки, узнаешь что-то ценное о маточном молочке и других продуктах  пчеловодства. Потом люди звонят, приобретают продукцию. Налаживаются контакты, связи. Знаю, что в сентябре в парке «Роща» будет сельскохозяйственная выставка. Будем рады с напарником принять в ней участие.

К продуктам пчеловодства относится не только мёд?

— О да, это достаточно широкое понятие. В прошлом году мы попробовали заниматься производством маточного молочка. Дело пошло хорошо, и мы развили это направление. Ценнейший продукт! Помогает даже в лечении онкологических заболеваний. У нас его приобретали люди, борющиеся с опухолями и потом у них улучшались показатели. Даже врачи удивлялись тому, что у этих людей были хорошие анализы.

 В России один грамм маточного молочка  стоит 150-200 рублей. Мы здесь продаем по 70. Все-таки и зарплаты у нас не такие, как у соседей.  Вот  мы и стремимся, чтобы товар не залеживался, был доступен людям. Добывать маточное молочко трудно, но польза для организма от него очень большая. Кроме этого к продуктам пчеловодства относится прополис, пыльца, подмор, личинка восковой моли огнёвка, воск. Делаем из воска всякие свечи в виде ангелочков, слоников.  Изготавливаем и мыло ручной работы с добавлением мёда.


— Скажите, что нужно, чтобы начать заниматься пчеловодством?

— Смотря как начинать. Если бросить всё и заняться только пчеловодством, это одно, а если развивать его параллельно с каким-то еще делом или основной работой, то много затрат не надо. Предположим, что человек работает и его график позволяет совмещать два вида деятельности. В этой ситуации можно начать и с пяти ульев. Для серьезного старта требуются большие вложения. Нужно купить пчел, улья, инвентарь. А для этого необходима какая-то материальная база.

Мы начинали всё сразу, с больших объемов. Кроме ульев и пчел покупали медогонку, инвентарь стамески. Чтобы сэкономить, можно приобрести и улья, бывшие в употреблении. Если средств чуть побольше, их могут сделать на заказ в столярной мастерской. Но самое главное – здоровые пчелы. На ярмарках многие подходят, спрашивают. Мы дружим с председателем пчеловодов Макеевки. Он, как и я,  дает свой телефон и продает пчел.

 В основном, продажа пчел идет весной. Осенью брать их нет смысла, так как существует риск, что они не перезимуют. Зимой пчелы живут до шести месяцев, летом – 40 дней. А весной продаются уже перезимовавшие пчелы и сезон они отработают в любом случае. Нынешней весной мы продали почти 30 семей. Расценки у нас идут по рамкам – 500 рублей одна.

— То есть, для начала, чтобы обеспечить медом хотя бы свою семью, нужно купить несколько ульев?

— Да, чтобы руку набить, это не помешает. В пчеловодстве есть нюансы, касающиеся ухода. Начинать мы всем советуем с трех ульев. Бывают случаи, когда улетает рой и по какой-то причине погибла матка. Тогда можно взять личинку из соседнего улья, чтобы они вывели новую матку. Случается и так, что между двумя ульями начинается война. Более сильные семьи атакуют слабых и воруют у них мед. Происходит это в периоды между цветением. Бороться с такой бедой не сложно. Нужно лишь регулировать  задвижки. Если в период цветения медоносов они открыты так, чтобы в улей одновременно могли войти до 10-ти пчел, то в период между цветениями их надо задвигать, давая возможность проникать в улей одновременно одной-двум пчелкам.

— Сколько времени начинающий пчеловод должен уделять уходу за пасекой?

— Если у человека будет лишь три улья, то ему будет достаточно уделять пчелам два часа раз в неделю. Необходимо залезть в улей и посмотреть, чтобы пчелы не начали роится.  Если пчелиная семья растёт, нужно поставить дополнительные рамки.

— Мёда откачанного из трёх ульев хватит только семье?

— На зиму хватит. Может быть еще и останется, чтобы соседей угостить.

— Не секрет, что пчелы больно кусаются. Вы как-то привыкали к их атакам? Была ли какая-то адаптация?

— Главное, чтобы у пчеловода не было аллергии. Бывает так, что одна пчела ужалит и любитель мёда так распухает, что приходится вызывать скорую. Тогда занятие пчеловодством категорически противопоказано. Я  тоже больше всего боялся аллергии, когда начинал. К укусам привыкал постепенно. Сначала руки распухали так, что я не мог держать ложку. А теперь меня могут ужалить сразу 5-10 штук и ничего не произойдет.

 С одним знакомым опытным пчеловодом был случай на пасеке, когда его укусила гадюка, а он думал, что пчела. Понял, что ужалила змея, лишь заметив на месте укуса следы от двух зубов. Но с ним не произошло ничего страшного, кроме небольшой температуры вечером.  Он даже не обращался в больницу.

Я не берусь утверждать, что когда постоянно жалят пчелы, вырабатывается иммунитет к яду змей, но то, что человек становится более здоровым - точно. Укусами пчел даже лечат многие заболевания.

Есть еще очень интересный метод лечения – сон на ульях. Ставится три улья в рост человека, сверху кладутся доски с вентиляцией. На них стелится покрывало, а сверху вешается балдахин из гардинной ткани. Человек ложится спать и как массаж идет вибрация, так как пчелы никогда не спят и всегда жужжат. Плюс к этому из улья исходит аромат ферментов. Говорят, что Янукович очень любил эту процедуру. У него были шикарные дубовые лежанки.


— Возможно ли, что во время этой процедуры человека ужалит пчела?

— Всё сделано так, что жалить пчелы не будут и любой человек, даже с аллергией, может там находится без опасений.

— Вы лично чувствуете, что оздоровились и стали сильнее, работая с пчелами?

— Да, я стал гораздо лучше себя чувствовать. Особенно, когда начал употреблять подмор, маточное молочко, пыльцу. И дети стали болеть меньше, так как я и им даю эти продукты.

— Ваши дети интересуются пчеловодством?

— Младшему сыну только три года. Еще рановато допускать его к ульям. А старшему уже семь, и он внимательно наблюдает за мной, понемногу вникая в процесс.


— На пасеке работаете только вы с напарником или у вас есть наемные рабочие?

— Нет, штата сотрудников у нас нет. Только сторож на пасеке в Тельмановском районе, которого мы обучили элементарным навыкам по уходу за ульями. Есть еще девушка, помогающая разливать мёд. Она трудится вместе с моей женой.

— Вы продаёте мёд только  в частном порядке?

— Не только. Нашу продукцию поставляем в магазины и даже в некоторые школьные столовые, заказывающие до 50 килограммов мёда в месяц в течении всего учебного года.

— Через интернет свою продукцию продаете?

— Да, но живое общение продавца и покупателя всегда лучше. Можно на месте проверить качество товара. Да и то поколение, которое сейчас покупает мёд, не дружит с высокими технологиями. Может быть наши дети, общающиеся в социальных сетях с друзьями, которых не видели в глаза, уже предпочтут покупать только через интернет.

— То есть, проблем со сбытом у вас нет?

— Сбыт у нас идёт с августа по апрель-май. Потом ярмарки затихают и можно уделить внимание пчелам. Срок годности мёда, по стандартам,  два года. Так мы и пишем на этикетках для банок, которые поставляем в магазины. Но я могу смело сказать, что свои полезные свойства мёд сохраняет в течении трех лет.

— Какую-то сертификацию вы проходили, раз занимаетесь поставками мёда в магазины и даже детские учреждения?

— Конечно. И процедура эта не сложная. Мы привезли  мед в лабораторию на анализ, стоящий не дорого. Они отобрали количество продукта,  нужное для анализа,  а потом выдали нам сертификат, срок действия которого год.

Фактически вы предприниматель. Возникают ли у вас какие-то сложности с лицензированием или ведением отчетности?

— С лицензированием нет. Обычные текущие дела: то в налоговую съездить надо, то отчетность отвезти. Палок в колеса никто не ставит. Наоборот, все стараются поддержать пчеловодство. Есть даже такой указ в законодательстве республики, о котором знают и сотрудники ГАИ. Бывает, что когда мы перевозим пчел на летнюю пасеку, нас  останавливают инспектора ГАИ и предлагают сопроводить до места назначения. По законодательству они должны оказывать всяческое содействие пчеловодам.

— Для перевоза пасеки должен быть какой-то специальный грузовик?

— Смотря, какая пасека. В Краснодарском крае, я слышал, есть специальные прицепы: обычная платформа, на которой стоят ульи, и владельцы  просто возят этот прицеп туда-сюда. У нас ульи съемные. Мы нанимаем машину и с помощью железной тележки, сваренной специально для этих целей, грузим их. Бывают несъемные ульи на лафетах, но там свои нюансы.

— Бытовой вандализм на пасеках есть? Кто-нибудь пытался украсть у вас ульи?

— Нет, такого не было. Чтобы украсть пасеку, нужен специфический вор. Во-первых,  он должен в этом разбираться. Во-вторых, нужно организовать и машину, и грузчиков. То есть, вор должен быть не один, а с группой, хотя бы один из участников которой  - пчеловод. Был лишь один случай в Харцызске, в 2014 году. Но это скорее исключение из правил.

— Каковы ваши  планы на будущее? Будете увеличивать пасеку?

— Мы постоянно её увеличиваем. Сначала было 40 ульев. Перезимовали, осталось 19. Потом стало 30, сейчас 50. Надо расти.

— Продавать мёд в Россию не пробовали?

— Россия большая и там солидная конкуренция и большой ассортимент мёда. Есть места, например в Абхазии, где климат позволяет качать мёд круглый год.

— А из России к нам мёд везут?

— Сейчас не много таких продавцов. Я бываю рад присутствию конкуренции. Ведь она подталкивает к развитию своего дела, к стремлению делать лучше, чем другие. Когда я начинал работать на ярмарках, у меня был один столик со скромным ассортиментом, в то время как у моих коллег имелось по три столика с огромным разнообразием сортов мёда. Это дало мне понять, что надо расширять ассортимент и сегодня я могу, не краснея, представить свою продукцию где угодно.







Желающие поучаствовать в развитии пчеловодства могут обратиться в редакцию «Делового Донбасса» позвонив по телефону +38-050-326-56-36 или написав нам на почту glavred@delovoydonbass.ru


Нашли ошибку?
Выделите ее
и нажмите Ctrl + Enter

Публикуем в Телеграм актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Короткая ссылка на новость: http://delovoydonbass.ru/~VcPGO
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *