Донецкий Завод «Факел». Такие люди смогут возродить Донбасс

Донецкий Завод «Факел». Такие люди смогут возродить Донбасс
18 Сентября 2017

Промышленность Донецкой Народной Республики значительно пострадала в результате военных действий, многие предприятия закрылись, другие, испытывая нехватку сырья, ресурсов и не находя новые рынки сбыта, также не работают.

Одно из немногих производственных предприятий Донецка, которое работает в нынешних условиях – Завод «Факел». Корреспонденты «Делового Донбасса» приехали на это предприятие, чтобы узнать, как заводу удалось не закрываться ни на один день даже в 2014 году, что помогает выживать сегодня и какие планы на будущее.

Познакомившись с директором – Фёдоровым Сергеем Юрьевичем, мы поняли, именно о таких людях писал Маяковский: «Гвозди бы делать из этих людей, крепче бы не было в мире гвоздей».

Директор завода Фёдоров Сергей Юрьевич

— Сергей Юрьевич, расскажите о себе. Как и с чего вы начинали ваш бизнес?

— Никогда не занимался бизнесом - только производством. Сам я уроженец Калужской области. Моя жена из Самары. В 1968-м я после окончания учёбы по распределению попал в Донецк. С тех пор и живу здесь. Долгое время работал начальником Донецкого участка Киевского пуско-наладочного управления "Теплитехналадка" всесоюзного Броварского треста теплиц «Техмонтаж». В то время мы ездили по всему Советскому Союзу, налаживали теплицы. Там была автоматика производства ГДР, неоправданно сложная с низкими функциональными возможностями.  Она с трудом поддавалась наладке, но мы разобрались, прочитав их сильно заумные схемы, и отработали методику наладки.  Это была хорошая школа.

А в 1988 году, когда вышел закон о кооперации, зарегистрировал кооператив "Факел".

—Уже тогда были мысли заняться именно производством?

— Конечно, только производством. Перекупкой я вообще никогда не занимался. Я жалею перекупщиков. Им в жизни трудно.

В то время начали реализовываться первые восьмёрки и девятки  - автомобили. Их блок зажигания был очень капризной штукой.  Я разработал свою электронную схему этого бока - коммутатора. После регистрации предприятия отработал технологию производства своего коммутатора. Это отливка корпуса из алюминия, изготовление и распайка плат электроники, наладил снабжение электронными комплектующими. Это было самым трудным. В то время на всё были лимиты и фонды, но было большое преимущество - большое экономическое пространство. Выходные мощные транзисторы покупали в подмосковье, резисторы в Омске и Новосибирске, конденсаторы в Ереване, диоды и стабилитроны в Риге.   И кооператив начал штамповать эти коммутаторы. Наш "Коммутатор высокой энергии - КФ-8" (таким было его товарное наименование) был на порядок надёжнее штатного. Их покупал весь восток Украины, Курская, Белгородская, Волгоградская области России. У нас были хорошие прибыли. Можно было бы купить красный пиджак, пару «Мерседесов», походить по ресторанам с надутыми щёками. В то время это было в моде. Но я начал покупать кирпичи и строить вот это здание, в котором мы сейчас находимся. Я ещё тогда не знал окончательно, что будем производить в будущем, но не проматывать же деньги без толку. А в том, что "Факел" будет что-то производить, не сомневался. Именно тогда передо мной встала проблема технологической безграмотности. С детства, потом в учебном заведении, и после мне приходилось заниматься ремонтом, наладкой, автоматизацией различного оборудования. А тут оказалось, что напрасно я недооценивал технологов. В то время ещё не было интернета, но исправно работала в Донецке техническая библиотека. Она стала для меня бесценной сокровищницей недостающих знаний.

В определённый момент пошла информация про капельный полив. Как-то мне на глаза попался проект капельного полива одного из ведущих в этой области НИИ. Посмотрев его, я понял, что на практике это работать не будет. Конструкция капельниц – пещерная, как в каменном веке. Никаких просчётов гидродинамики нет. Появилась мысль сделать свою систему капельного полива. Незадолго до этого я был на Симферопольском экспериментальном тепличном комбинате. А там ребята взяли на испытание какую-то прибалтийскую систему. Там были обычные капельницы, некомпенсированные. Отстой по сегодняшним временам. Ну я посмотрел и решил, что сделаю лучше. Это произошло в 1989 году. Так и начались мои изыскания. Для того, чтобы сделать первую капельницу, мне пришлось делать два года термопластавтомат, который мог бы изготовить эту капельницу. Потом несколько месяцев я делал первую пресс-форму. Помню, как отчитывался об этом на отчётном собрании: «За этот год мы запустили целых две пресс-формы». Сейчас это смешно звучит, так как я в каждый месяц запускаю значительно больше.

 В 1991 году мы смонтировали первый гектар с нашими капельницами на Краснодонской овощной фабрике. Это были трубы, капельницы и капилляры нашего изготовления. А остальные комплектующие покупали.  Потом появился запрос на изготовление системы туманообразования. Начались изыскания. Любое изобретение опирается на какой-то прототип. Чтобы что-то сделать, нужно посмотреть прототип и увидеть, какие там плохие стороны, какие хорошие. Что есть смысл скопировать, а что нужно придумывать новое. Месяца четыре в 1993 году я ездил по всем хозяйствам, чтобы только посмотреть, что в мире делается в этом плане. Посетил даже Польшу с этой целью.

— А как придумали такое интересное название вашему заводу?

— Название «Факел» я придумал, ещё когда регистрировал кооператив. Оно ни к чему не привязывается, ни к чему не обязывает, кроме светить и греть. Потом кооперативная форма правления устарела, и мы организовали сначала общество с ограниченной ответственностью «Факел», а затем был зарегистрирован ЧП Завод "ФАКЕЛ". Это было в 1996 году и тогда Завод «Факел» производил десятка два наименований комплектующих деталей для систем ирригации. Сейчас же – более трёхсот.

В Украине нет ни одной области, даже ни одного района, где бы ни работали наши системы капельного полива: от Закарпатья до Луганска. До сих пор люди звонят и говорят, что им нужна наша продукция. Я отвечаю: «Приезжайте, забирайте», в ответ молчание.

— Аналогичные вашему заводу производства в Украине есть?

— В Украине было одно предприятие.  Офис у них был в Киеве, а завод по производству капельной линии – в Алуште, в Крыму. Все остальные комплектующие они закупали у израильских фирм. Что с ними стало сейчас – не знаю. Их продукция была гораздо дороже нашей, но они работали под известными брэндами израильских фирм.   Поэтому многие сельхозпроизводители крупные думали: «Чего ради мы будем связываться с каким-то «Факелом». Купим разрекламированное, пусть будет в два, иногда в три раза дороже, зато фирма». Да и откаты никто не отменял.

— А их оборудование и ваше сравнимо по качеству?

— Качество капельного полива зависит от трёх вещей: от сырья, из которого сделана продукция, от качества оборудования, на котором производятся комплектующие и технологического процесса производства. До начала 2000-х у нас с качеством было хуже, чем у них, так как не было соответствующего оборудования. В начале 2000 годов такое оборудование у нас появилось (мы его сами разработали и изготовили). А сырье все используют одно и то же - полиэтилен. Его светостабилизацию мы производим по нашим ГОСТам. В результате долговечность производимых нами систем соответствует ГОСТ и не хуже импортных.

— Для чего нужна светостабилизация?

— Полиэтилен ничего не боится, кроме ультрафиолета. Ультрафиолет дробит молекулы полиэтилена и поэтому он становится хрупким. Чтобы этого избежать, применяется светостабилизация. Ведь трубки капельного полива лежат на поверхности и часто находятся под воздействием солнечных лучей.

— Сколько лет служит такая трубка?

— Гарантийный срок эксплуатации наших изделий 3 года, номинальный 8 лет, но по факту есть случаи эксплуатации 12 лет. Все, кто хоть раз попробовали, купили нашу продукцию – уже всё, становятся нашими постоянными клиентами. И понятно: оно дешевле импортного, взять можно без посредников. Приехал, взял сколько надо и всё. Тем более, мы ко всем потребителям относимся очень толерантно. Нужно полметра, отрежем и полметра. Плюс ко всему ещё бесплатный проект. Как известно, капельное орошение начинается с проекта, независимо от площади: одна сотка или сотни гектар.

— Как вы искали клиентов после того, как наладили производство? Или информация о вас уже разлетелась? Куда вы продавали свою продукцию?

— Заказчики каким-то образом сами меня находили, хоть ещё и интернета не было. У меня поддерживалась постоянно связь с Луганским институтом "Гипропромтеплица", и один объект с заказчиками из Москвы они нам помогли получить. Потом о нас узнали соседи того хозяйства, где мы монтировали наши системы и пошло работать сарафанное радио. По Украине много ездили на специализированные выставки. В последние предвоенные годы с марта по июнь у нас была постоянная предоплаченная очередь на 1 - 1,5 месяца.

— Расскажите, как давно начали применять капельный полив в сельском хозяйстве?

— Последние предвоенные годы в сельском хозяйстве технологии капельного полива развивались очень активно. Начиналось всё это в 90-х годах прошлого столетия. Технологию внедряли у себя самые передовые директора предприятий в основном совхозов - овощных фабрик. Сейчас они все закрылись и теплицы снесены. Их порезали на металлолом, так как они энергозатратные. Но их последователи добиваются хороших конкурентоспособных урожаев.

Сейчас в России дела с капельным поливом обстоят, как лет 8-10 назад в Украине. Там его применяют тоже самые передовые предприятия. Будущее аграрного сектора России с применением современных технологий орошения – не за горами и, как весна, обязательно наступит.

 21 - 22 сентября в Ставрополе проводится форум "АгроЮг 2017". Я буду принимать участие в его работе как приглашённый делегат. Там соберутся главы более 400 предприятий юга России. Будут обсуждаться многие вопросы агротехнологий, в т.ч. и современные методы орошения сельскохозяйственных культур. У меня будет возможность представить Завод "ФАКЕЛ" и его продукцию.

— Вы планируете выступать?

— Попытаюсь. Я ведь из Донбасса, а у нас люди вежливые, но настойчивые.

— Организаторы вам не дали льгот по оплате взноса для участия в этом форуме?

— Дали. Я заранее написал им, пояснил, что для меня, единственного участника из ДНР, такая сумма неподъёмная, и в результате организаторы предоставили неплохую скидку.

— О чем будет ваше выступление?

— Просто представлюсь, что я из Новоросии и у нас есть такой Завод «Факел». А всё остальное есть в интернете. Надо говорить, как можно доходчивее. Те докладчики, которые начинают расписывать свою продукцию, бывают интересны залу первые секунд 30. А потом все начинают скучать. Сейчас, в век интернета надо пользоваться принципом: «Краткость – сестра таланта».

— Есть ли у вас сейчас заказчики из России?

— В этом году мы сделали хороший проект, 132 гектара капельного полива для интенсивного фруктового сада в Саратове. Наши сотрудники сделали шеф-монтаж, помогли собрать систему. Всё у них идёт хорошо. Саженцы были высажены в прошлом году, а в следующем они ожидают первый урожай. Есть у нас крупные заказчики в Крыму. Один из них – Никитский ботанический сад, не против посотрудничать и наш ботанический сад, но у всех сейчас финансовые проблемы.

— Коллектив большой у вас?

— До войны было 25 человек, сейчас 20. У меня высокотехнологичное предприятие и для того, чтобы человек смог работать хотя бы оператором на линии производства капельной трубки, его нужно учить не один год. А наладчика обучать нужно 5 лет. Один из наших толковых наладчиков сказал, что начал что-то понимать в своей работе только после того, как протрудился здесь три года. А проработав 7 лет, он уверен, что тогда знал и умел далеко не всё.

— У вас в основном инженерные кадры?

— Я не смотрю на диплом. Даже не спрашиваю, какое у соискателя вакансии образование. Больше интересуюсь, какое призвание, чем человек хочет заниматься. Например, наш очень хороший наладчик работал раньше электриком на шахте. Видно, когда человеку нравится то, чем он занимается, он отдаёт делу душу.

— Как вы пережили период активных военных действий и обстрелов? Завод не останавливался, вы его не закрывали?

— Нет, работу мы не прекращали. Хотя технологическое оборудование с тех пор часто простаивает. Сделали заказ и остановились. Когда нет заказов, работаем над совершенствованием оборудования и техпроцесса, что-то красим, белим, подлаживаем. Это только для того, чтобы занять людей, не выгонять же их! И не только потому, что надо будет учить новых. Ведь у них у всех семьи. У нас на заводе многие работают семьями. Сотрудники – все жители посёлка, все местные. Я тоже с площадки.

— Получается, что технологически вы имеете возможность делать большее количество заказов?

— Значительно, на порядок больше. Будет больше заказов, обеспечим будущее нашему коллективу и расцвет Завода "ФАКЕЛ. Надеюсь, что это не за горами.

— В 2014-м к вам ничего не прилетало?

— 28 июля 2014 года прилетел снаряд прямо в нашу подстанцию и всё полностью обесточилось.  К счастью, это случилось в такое время, когда здесь никого не было. Потом 15 января 2015 года прилетел снаряд прямо под входную дверь, взорвался буквально в метре. Шарахнуло так, что двери и окна вылетели. Повезло, что в тот момент никого не было на улице. Никто не пострадал, только один рабочий получил лёгкую контузию. От нас 6 километров до передовой.



После взрыва снаряда во дворе остались отметены на двери , а на кирпиче отмечена дата прилёта

— Кто ваши заказчики на местном рынке?

— Наши потребители в ЛДНР в основном частники и дачники. Фермеров у нас очень мало. Ещё тогда, до войны, их не вырастили. Донбасс не ориентировался, как сейчас, на сельскохозяйственное направление развития. Недавно к нам приезжали сельхоз. производители из-под Тельманово. Там заложили крупный сад, а капельное оборудование купили в России. Но комплектация не полная. Поэтому есть надежда на то, что в дальнейшем, так нам обещали, там будут использовать наши системы.

— Возможность торговать с Украиной отрезана полностью?

— Пока полностью. Сейчас украинские сельхозпроизводители покупают всё в Европе и на Ближнем Востоке. Но такого предприятия, как наше (бесплатное проектирование, 100% комплектация при лучшем соотношении "цена-качество"), нет ни в России, ни на Украине. Там продаются достаточно недорого одноразовые ленты не всегда надлежащего качества. Но многолетнюю систему капельного орошения с полной комплектацией приобрести без излишних затрат трудно. Это приблизительно так же, как уголь из Пенсильвании. Но мы верим, что война не навсегда, и украинские фермеры никуда от нас не денутся.

— Монтаж оборудования сложен?

— Нет, для этого достаточно двух толковых специалистов. Сложен проект. В последнее время Завод «ФАКЕЛ» для своих потребителей изготавливает бесплатно проекты систем капельного орошения и туманообразования теплиц, полей, садов и виноградников любой площади и любой сложности. Во время проектирования выбираются и согласовываются с потребителем: применяемые оросители, размеры и конфигурация секторов орошения, оптимальная раскладка и диаметры трубопроводов, условия фертигации и тип подкормочного узла.

Для начала проектирования достаточно электронным письмом обозначить намерения монтировать системы Завода «ФАКЕЛ» и прислать задание на проектирование. В результате потребитель получает:

  • подробные расчёты в виде таблиц всех гидродинамических характеристик системы во время орошения;

  • то же во время подкормок;

  • графики потерь по длине оросителя и по длине раздаточных трубопроводов;

  • таблицы установки штуцеров – дросселей;

  • таблицы времени полива секторов в 6-ти вариантах и времени подкормок в 6-ти вариантах;

  • схема монтажа: расположения секторов и монтажа оросителей, узлов раздачи, трубопроводов, фильтростанции;

  • калькуляция на применённые материалы и оборудование.

— А программы для функционирования вашего оборудования вы заказываете на стороне?

— Нет. Мы два года сидели и писали программу, чтобы обсчитывать гидродинамику. Это очень сложные и объёмные расчёты. Сейчас у нас есть эта программа и есть сотрудники, которые понимают, разбираются в проблеме и могут проектировать системы орошения.

— Эту программу писал штатный программист?

— Эту программу писал я, но есть у нас и штатный программист. Есть участок радиоэлектроники и IT технологий. Они пишут программы для растворных узлов и автоматизации техпроцессов производства. Растворный узел – это законченный технологический комплекс взаимосвязанных агрегатов, управляемых микропроцессорным контроллером. Он нужен для приготовления питательных растворов удобрений. Его применяют при малообъёмных технологиях выращивания овощей. Кроме этого, мы производим достаточно простые подкормочные узлы различных конструкций и назначений. В 2017 году в производстве растворных и подкормочных узлов наметился прорыв. В них мы начали применять специальные дозирующие насосы. Пока они изготавливаются из деталей нашего и китайского производства. Но со временем перейдём полностью на собственное производство.

Растворные узлы – это ваша авторская разработка?

— Конечно. Растворный узел мы производим с 90-х годов. Вместе с усложнением требований рынка усложнялся и наш растворный узел. Эта работа никогда не закончится. Соответственно, программисты без работы не останутся.

— А автоматизация техпроцессов тоже ваша?

— Без микроконтроллерного обеспечения автоматики сегодня не может существовать ни одно предприятие. У нас здесь более 50-ти программ для микроконтроллеров. Автоматизация Завода "ФАКЕЛ" полностью наши разработки.

— Системы туманообразования вы делаете?

— Мы производим туманообразователи и системы туманообразования. Они применяются в теплицах и оранжереях как системы испарительного охлаждения теплиц. Также их используют в грибницах, на свинарниках и птичниках для снижения температуры воздуха и увлажнения окружающей среды, на коттеджных участках.  К примеру, нашу систему туманообразования закупили для свинарников и заметили, что у них уменьшился падёж. Все близлежащие птичники тоже давно используют нашу систему туманообразования. Она необходима в самую жару. Для грибниц покупали, и не только в Донецкой области, по всей Украине наше оборудование работает.

— По факту, завод - это производство с уникальной технологией?

— Да. Если бы у завода была возможность работать 5 дней в неделю, по 8 часов каждый день, мы давали бы сумасшедшие объёмы продукции. Наша мечта – покрыть почти все поля Кубани и Краснодарского края, надеюсь осуществима.

Сергей Юрьевич, в чем секрет успеха? За счёт чего удалось не только сохранить завод, но и с оптимизмом смотреть в будущее?

— У моего отца была любимая поговорка «Незнайка на печке лежит, а Знайка по дорожке бежит». Он с 42 года (тогда ему было 18 лет) по 45-й воевал на передовых ВОВ, и всю свою оставшуюся жизнь что-то своими руками делал, мастерил, людям помогал.  И я глубоко убеждён, когда каждый делает своё дело с душой, увлечённо и творчески, не опускает руки при маленьких и больших трудностях, постоянно учится и стремится к цели, тогда все и получается хорошо и на пользу людям.


После нашей беседы, такой увлекательной и оптимистичной, Сергей Юрьевич провёл экскурсию по производственным цехам, где все оборудование сделано специалистами завода «Факел» на основании собственных разработок. Мы искренне желаем новых успехов и достижений этому неутомимому и целеустремлённому человеку.

Редакция Издательского дома «Деловой Донбасс»



Нашли ошибку?
Выделите ее
и нажмите Ctrl + Enter

Публикуем в Viber актуальные анонсы статей, выбранные редакцией Делового Донбасса
Короткая ссылка на новость: http://www.delovoydonbass.ru/~2brJE
Добавить новый комментарий


Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:












Viber DelovoyDonbas/

Просканируй, чтобы подписаться

Viber



000

000






Последние новости




Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
Email *